пятница, 29 апреля 2016 г.

Великоднє

Шепільова, одна із завсідних мешканців «наглядової половини», відноситься саме до тих нечисленних пацієнтів, що умовно названі «не утримуючі білизни». Глибокий ступінь недоумства перетворив її на необразливу та беззахисну стареньку, що поводить себе наче мала дитина. Настільки мала, що на будь-який стимул радше посміхатиметься, під настрій співатиме чи танцюватиме сама до себе, або просто щось булькетітиме. Настільки мала, що не те щоб підтримати бесіду, а взагалі більш менш ясно відповісти на прості запитання вона не в змозі. Настільки мала, що може справляти потребу в свою постіль, а потім створювати розписні шедеври по стінах, на сльози санітаркам…
Але ця розповідь не про Шепільову, а про те, як з якогось повір’я було підслухано, що для того, щоб самотня дівчина вийшла заміж, їй потрібно у Великдень відвідати 12 різних пасок.
Сказати щоб я була стурбована питанням заміжжя більш ніж оточуючі мене близькі - я не можу. Тим більше, що і кандидатів особливо не було на приміті. Але саме невиліковна тяга до експериментів не полишала мене ні на мить і тоді. Тому вдома, перед чергуванням, я скуштувала все, що передали родичі та сусіди, але набралось лише 5. Прийшовши у відділення, першою справою обмінялась пасками з Петрівною та санітарками – 8. Тоді небайдужа молода, сексуально-розкута, щоб не сказати стурбована, моїм особистим життями в тому числі, пацієнтка Христина, влаштувала обмін між мною та іншими пацієнтками – 11.
День добігав кінця, час відвідин вже закінчився і не залишилось жодної надії, на те, що паску принесуть ще комусь з пацієнтів. Аж раптом в маніпуляційну забігла підстрибуючи від радощів Христина.
- Нашла, Настена, нашла, двенадцатую!!! Ешь скорее, пока сонце не село!
- Ого, отлично, 12-я, еще и вкусная – зраділа я - где взяла?
- Та там, у девченок – захлиналась від щастя Христина.
- Да? Так я со всеми с кем можно было в палатах уже обменялась, таки 11 выходит?- почала розчаровуватись я.
- Не, точно 12-я. Ты ж на «буйняк» не заходила, а я как раз у Шепелевой изо рта последний кусок вырвала. Тебе ж нужнее будет, а твой ей в замен оставила, все по-честному! – захоплювалась сама собою Христинка…

Когда «таблицы по психосоматике» приносят больше вреда, чем пользы

Написав эту заметку, я отдала ее на «пре-модерацию» коллегам. Безусловно, ряд утверждений вызвал горячие дискуссии, раскрыть которые в одной статье не получится. Тогда я отложила ее и решила перечитать, когда мысли улягутся. Но «улечься» им не дали клиенты и люди, которые пишут мне, чтобы «просто проконсультироваться». Одни сокрушались о том, что «психосоматика» это чистой воды профанация, другие просили указать психологическую причину их недомоганий, не имея даже диагноза, третьи продолжали сами себя «диагностировать», вместо того, чтобы придерживаться намеченного плана) и т.д.. Потому мнение мое о масштабах проблемы только лишь подтвердилось, и взвесив часть доводов коллег, я добавила реальные примеры из практики. Надеюсь на то, что читатели услышат не только контекст «баба Яга против», а и увидят ту позитивную часть, которую я выделяю в «популярной психосоматике».
***
Еще не так давно мы восхищались книгами Луизы Хей, цитировали и ксерили ее таблицы по 3 экземпляра минимум (себе, друзьям и близким), а уже сегодня каждый второй клиент звонит и говорит «У меня болят ноги (etc.), это как раз потому, что я блокирую свое продвижение, но вы же мне поможете?». Поможем, когда разберемся в том, как и почему сводные таблицы и описания «популярной психосоматики» вводят вас в заблуждение. Ведь на самом деле, психотерапия психосоматических заболеваний, проходит вполне ощутимо и достаточно быстро, если правильно установлена причина недуга и на ее коррекцию есть воля и ресурс у пациента. Но вот установить реальную причину зачастую очень сложно, и таблицы по «психосоматике», первая преграда к тому, чтобы это сделать.
Однако прежде, чем писать об этом, все же скажу пару слов в защиту уважаемых многими авторов. Л.Бурбо, М.Жикаренцев, Л.Хей, В.Синельников и более современные популяризаторы сделали существенный вклад в развитие психосоматической культуры среди всех нас, а именно:
1. В первую и самую главную очередь, это те самые современные первопроходцы, которые смогли обратить внимание простых людей, а не специалистов на то, что человек создание целостное и единое. Что психическое состояние тесно связано с физическим, и когда страдает одно, это непременно сказывается и на другом. Это так. Именно благодаря их простым таблицам, схемам и описаниям, все больше и больше людей может узнать о том, что вообще есть такое понятие как психосоматические заболевания, что у многих из них есть своя причина, что ее можно и нужно найти, а иногда и исправить. Это важно.
2. Тот, кто читал и другие труды этих авторов, понимает, что они не ограничиваются «таблицами и схемами». Каждый из них предлагает определенную теософскую модель мировоззрения, раскрывает «законы вселенной» и дает альтернативные ориентиры поиска своего места в системе мирозданья. По большому счету, эти модели пропагандируют развитие позитивных личностных качеств и всевозможных человеческих добродетелей. И это тоже важно.
3. Кроме отмеченного, разные книги о «популярной психосоматике» дают весьма продуктивные общепсихологические упражнения для конструктивного самоанализа, повышения самооценки и уверенности в себе, работы со своими чувствами и эмоциями. По этим книгам мы можем учится избавляться от страхов, прощать, отпускать и главное принимать себя и других такими, какие мы есть, что также бесценно.
В нашей практике так же был период, когда мы использовали их труды как азбуку. Однако, со временем оказалось, что азбука и литературное произведение, это не одно и тоже.
***
Первым развеялся миф о том, что наши эмоции, н-р, обида или гнев, являются основной причиной наших заболеваний, в частности онкологии. Работая в нескольких проектах с соматическими больными и здоровыми людьми, нам стало очевидно, что часть озлобленных людей, агрессивных, обидчивых, завистливых и т.д. имели вполне себе крепкое здоровье. В то время как часть онкологических больных поражала своим дружелюбием, открытостью, позитивом и пр.
Не так давно, у моей коллеги умерла клиентка (онкология). Мне хорошо запомнился этот случай, потому что пациентка позвонила на стационарный телефон и трубку взяла я. Выяснив, что ее психотерапевта нет, она сказала: «Настя, ведь вы тоже психолог, скажите, что я делаю не так? Я постоянно работаю с обидами, прощением, мне уже неоткуда придумывать людей и ситуации на которые я могла бы обижаться и которые нужно простить, но рак постоянно возвращается. Уже третий раз, после полного выздоровления, откуда-то берутся метастазы и все по новой…»
Я думаю тот, у кого действительно был большой опыт общения с онкологическими больными, знает, что обида далеко не всегда является первопричиной этого заболевания. Ведь в сути своей, обида, как и другие эмоции, это всего лишь коктейль гормонов, который каждый из нас проявляет по-разному, в зависимости от физиологических и психологических особенностей, от него невозможно отмахнуться или избавиться,  он ударяет по органам, но он присутствует и у больных и у здоровых. Всегда. Одни его прячут, другие выплескивают, но болеют и те и другие, просто разными заболеваниями. Конечно все может маскироваться, ведь если человек агрессивен – это видно и это осуждается, если же человек чувствует себя виноватым – это не страшно, хотя на самом деле вина это та же агрессия, только направленная внутрь себя(
Если туберкулез вызывает палочка Коха, то она всегда вызывает туберкулез, не правда ли? О какой полномасштабной вине и обиде мы говорим, когда онкологию диагностируют у детей? Я думаю, если бы теория связи эмоций с конкретными смертельными заболеваниями действительно была доказана, то мы бы уже давно от них избавились. Однако, увы, этого не происходит.
***
Второе разочарование в наработанных «техниках» пришло тогда, когда нас пригласили работать в научном исследовании об эффективности совместной психолого-медицинской модели. В ходе работы обнаружилось, что пациентки с одним и тем же диагнозом, одним и тем же объемом оперативного вмешательства и практически одним и тем же курсом лечения, имели абсолютно разные судьбы и психологические проблемы. Процент тех пациенток, которые действительно могли попасть под описание разных авторов т.н. «психосоматики», был слишком мал, чтобы использовать эти материалы, как задающие направление. Даже не каждую историю удавалось «притянуть за уши». В тех же случаях, в которых история психологических переживаний более менее была сходна с описанием, возникал вопрос «и что дальше?». В этих описаниях ничего не говорилось о муже алкоголике, об отсутствии перспективы рассчитаться с долгами, о больных детях и о том, что делать, когда смысл жизни утрачен. Было не просто отказаться от этой литературы и начать работу по новой, с адаптированными стандартизированными методиками. Однако и результат оправдал ожидания.
***
Мы вернулись к пониманию того, что хоть у каждого заболевания и есть своя психологическая сторона, все же каждый человек продолжает оставаться индивидуальностью, не похожей ни на кого другого. Потому причину и взаимозависимость психологических проблем с заболеванием нужно искать в каждом конкретном случае по-разному. Приведу два самых свежих уже разрешенных примера из практики.
1. Одна клиентка, обследовавшаяся за границей, и применяющая с пол года антидепрессанты по причине того, что зарубежные врачи подтвердили психосоматическую основу ее синдрома раздраженного кишечника, избавилась от болей не потому что она научилась принимать и извлекать пользу из окружения (как раньше я бы диагностировала ее по таблицам психосоматики). А потому что в процессе исследования семейного анамнеза выявилось, что она неосознанно «использует» именно те заболевания, которые схожи с теми, что были у ее папы в юности. Таким образом, она привлекала его внимание, получала поддержку, одобрение, поощрение и т.д. Как только она нашла конструктивные способы общения с отцом, боли прошли сами по себе, прихватив и другую, симптоматику.
2. Другая клиентка сходила с ума от панических атак на фоне гипертонического криза. Когда она перестала подгонять себя под модель человека «оказывающего на себя давление» и просто начала рассказывать «что и как», выяснилось, что в ее роду обычно умирали от инфаркта или от рака. Но от инфаркта скоропостижно, а от рака длительно и болезненно. И приступы у нее начались вскоре после того как обнаружили онкологию у соседки. Она сама вспомнила, как тогда в сердцах подумала о себе «лучше инфаркт, чем рак». Если бы мы пошли по пути давления на себя, то скорее всего долго бы топтались на месте разбирая ее отношения с мужем, детьми, загнанностью на работе и т.д. Но мы пошли по пути ее отношения к онкологии и пр., и сначала она забыла о панических атаках, а потом нормализовалось и давление.
Можно ли было подтянуть эти случаи к описанию в таблице? Запросто. Дало бы это описание реальный ответ без разбора семейного анамнеза? Сомневаюсь. Нашли бы мы решение в этих книгах о том, что нужно сделать? Нет.
Что особенно интересно, я думаю немногие из тех, кто сейчас читает эти строки, обратил внимание на то, что НИКАКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ на самом деле не было. Как можно их интерпретировать через призму «опыта, наказания, сигнала и т.д.», если все это лишь следствие «самовнушения» (когда результаты обследований и анализы в норме, а само-чувствие хуже некуда)?

Ведь давайте рассуждать вместе.
Когда мы читаем о том, что проблемы физического плана с левой стороны указывают на наши сложности в отношениях с мамой, а справа с папой, мы задумываемся о том, что у каждого человека есть какие-то сложности и нерешенные конфликты связанные и с мамой и с папой? Всегда и у всех. Или наоборот, если бы отношения с мамой были всегда распрекрасными, означало бы это, что никогда и ни при каких обстоятельствах у нас не заболит ничего слева?
Назовите мне хоть одного человека, который порой не сомневается в своих силах и умениях; кто не огорчается, когда не выходит значимое задуманное; кто не раздражается и не злится на людей, которые неприятны; кто не переживает за свой «проект» и т.д. Каждый день. Каждый день мы испытываем множество различных стрессов. Все мы испытываем те или иные негативные эмоции, но не все мы болеем, в общем и в частном психосоматическом смысле).
Понимаете, мы получаемся как на приеме у «недобросовестной гадалки». У всех у нас есть печень = все мы гневаемся = в интерпретации заболевания можно сказать, что мы разозлились, и мы сразу вспомним случай, когда мы действительно разозлились. И чем больше поверим в эту связь, тем быстрее найдем в следующий раз подходящую ситуацию под природную причину. У всех у нас есть свои роли (матери, жены, сотрудника и пр.) = у всех есть проблемные переживания связанные с этими ролями = подставляем нужное заболевание и вспоминаем эти переживания. Все всегда найдется, потому что любая мать переживает о том, как она справляется с этой своей ролью, любая жена имеет какие-то сложности в отношениях с мужем и т.д. Никакой мистики.
Когда мы читаем о том, что проблемы с ушами – от нежелания слушать, с глазами – от нежелания видеть, руками – делать, ногами – двигаться и т.д., как часто мы думаем о том, что у любого заболевания есть своя этиология, своя первопричина. Снижение иммунитета? Синдром хронической усталости или просто неправильный образ жизни (в питании, режиме сна и отдыха и т.д.)? Эпидемия, отравление, радиация? Все это может быть первично, в любом заболевании. А в таком случае «нежелание слушать» вполне может переквалифицироваться в «прокрастинацию» и это не одно и то же.
А как часто, когда нам кажется, что у нас болит сердце, на самом деле проблема оказывается в позвоночнике и наоборот? Кишечник или матка? Почки или поясница? А ведь бывает и так, что симптомы вполне понятные и распознанные на самом деле являются только отголосками других заболеваний. Вот так себе лечим задышку, а проблемы с кровью, болит желудок, а проблемы в спине, сердце не дает покоя, а причина в почках… Кто ставит диагноз нам, когда мы читаем сводные таблицы по психосоматике? Один и тот же симптом может указывать на разные заболевания, и наоборот, конкретным заболеваниям, описание которых мы ищем, предшествовали определенные расстройства, с которых возможно и нужно было начинать искать причину? И в совокупности она может быть совсем другой, чем в итоговом варианте.
Один из последних запросов звучал так: «У меня появились головокружения, что я не так делаю?». Я сказала, что причиной могут быть разные заболевания, включая даже опухоль головного мозга, поэтому сначала стоит тщательно обследоваться. На что получила ответ: «Нет, я знаю, что головокружение связано с тем, что я не могу собраться. Думала вы мне в этом и поможете, очень жаль, что вы предпочитаете медицину, а не читаете болезнь, как послание души.». Остановитесь, ребята, такая постановка вопроса нас не приведет ни к чему хорошему. Даже Митрополит Антоний Сурожский в проповеди о болезни говорил, что заболев нужно не уповать на молитву и Бога, а обращаться к врачу.
***
Хорошо, а если диагноз поставил врач, и мы нашли в таблице его «психологическое значение», что дальше? Просто перестаньте думать так как думали и делать так как делали? Не бойтесь, не переживайте, не вините, отпустите, примите и что? Вот так прямо взяли, отпустили, приняли и выздоровели? И главное ситуацию нашли соответствующую?
Часто я слышу от психологов, что эти таблицы задают направление. А если направление не верно? Подтягивая ситуацию клиента ближе к описанию, мы перестаем слышать все то, что действительно важно, но к описанию не подошло) Это нормально, так работает мозг. Просто для того, чтобы исключить как можно больше классических ошибок восприятия, не нужно задавать себе изначальных установок. Нужно слушать много, долго, наблюдать, рассматривать все возможные направления, а не подгонять под «заданное». Ведь даже у отмеченных авторов часто можно встретить разные причины и описания под одни и те же заболевания.
 А тем более как можно говорить о самодиагностике людьми по «таблицам и схемам», если самое первое, что будет делать наш мозг, в работе с травматическими переживаниями, это вводить нас в заблуждение и уводить как можно дальше, от реальных причин и проблем? Защитные механизмы психики от части для того и существуют, чтобы не допускать спонтанных ретравматизаций! И иногда даже при сборе анамнеза, лишь через время работы с клиентом, случайно обнаруживаются очень важные элементы: «как вы думаете, почему когда я спрашивала об операциях, вы не сказали об этом – да ну, разве аборт это операция, и тем более он не имеет никакого отношения к вопросу
***
Да, безусловно, психика и физиология два неразрывных понятия. Они взаимозависимы и взаимодополняемы. И вместе с тем, каждый человек неповторим, поэтому вряд ли сводная таблица поможет найти вашу реальную причину заболевания. Гораздо более информативным будет ваш семейный анамнез, вторичные выгоды, коммуникативные значения симптома, личные истории и переживания. Ведь и само понятие психосоматики значительно шире и многогранней, чем простая классификация о причинах и методах. Если так случилось, что ваша проблема подошла под описание - отлично, прорабатывайте ее с психологом, который будет учитывать ваш личный опыт и вашу личную историю.
Однако, когда я говорю клиентам, что не стоит слепо прислушиваться к этим таблицам, многие вздыхают с облегчением и говорят, что они думали что с ними что-то не то. Ведь читают, все вроде логично, но никак не могут подобрать ситуацию и проблему из жизни, чтобы она подходила под описание. А если и найдется что-то, то никак не удовлетворяет предложенное решение и не понятно, что и как с этим делать дальше. И всем своим родным помогли, а себе никак не выходит ;)
Читатель, возможно, огорчится и впадет в уныние, что все так безнадежно. Не спешите)
Не все безнадежно. Практически каждое психолого-психотерапевтическое направление имеет свою теорию развития психосоматических недугов, правила, по которым с ними нужно работать и представления о результате, которого можно достигнуть с помощью психотерапии. Психоанализ, гештальт, психосинтез, поведенческая и когнитивная, позитивная и логотерапия – все имеют свой план и виденье по выявлению этих причин. Но ни одно из них, не скажет вам ЗАРАНЕЕ, о чем говорит ваш недуг, ни по симптомам, ни по диагнозу. А тем более, нет в психотерапии такой практики, чтобы работать с психосоматическими заболеваниями без предварительной медицинской диагностики и лечения. Обратите на это внимание.
Поверьте, я не против эзотерики, метафизики и пр., как может показаться на первый взгляд. Однако хочу напомнить, что:
- когда человек ищет и прорабатывает только психологическую проблему в заболеваниях;
- когда человек верит в исцеление психосоматикой;
- когда человек верит, что узнать причину можно просто по диагнозу или симптому;
- когда человек отказывается от медицинского обследования и лечения;
- когда человек занимается самодиагностикой и самооздоровлением с помощью таблиц по психосоматике;
когда происходит все это, ни о какой настоящей «психосоматике» речи не идет. Потому что подобные таблицы и описания имеют очень мало общего с тем, что действительно называется психосоматикой в медицине и психологии, как науке. И  об этом я буду писать больше

понедельник, 25 апреля 2016 г.

Аффирмация и гипноз – два заблуждения в лечении «психосоматики»

Я не буду тратить время на длинные предисловия, сразу скажу, что заметка эта о том:
- как работает наш мозг;
- почему повторение аффирмаций считается неэффективным методом;
- почему не так просто лечить кого-либо «гипнозом»;
- если не гипноз и аффирмации, то что?
Как работает наш мозг
Благодаря развитию медицины и возможностям проводить аппаратные исследования головного мозга, уже больше ста лет нам известно, что мозг человека постоянно генерирует электромагнитные импульсы. По частоте  активности они разделены на наиболее распространенные альфа (сигма, мю, каппа, тау - частота та же, но в других областях мозга), бета (гамма и лямбда - волны «сосредоточения»), тета и дельта ритмы, которые периодически сменяют друг друга. Состояние, в котором находится наш организм и собственно наше мышление, во многом зависит от того, какие ритмы доминируют в конкретный промежуток времени. Появление тех или иных волн в норме указывает на наличие тех или иных процессов, а именно:
Бета волны (частота от 14 до 30 Гц) генерируются мозгом, когда человек находится в состоянии бодрствования, логического мышления, сосредоточения и пр. В это время мы общаемся и проявляем всевозможную активность.
Альфа волны (частота от 7 до 14 Гц) генерируются мозгом, когда человек находится в состоянии расслабленности, мечтательности и т.д. В это время, выполняя работу по дому или в транспорте, мы ловим себя на том, что «куда-то выпали», не замечали происходящего, как бы задумались о чем-то. Это же состояние мы узнаем, когда засыпая думаем о делах и вдруг начинаем видеть «картинки» или просыпаясь вроде бы еще спим, но уже во сне понимаем, что просыпаемся. Когда мы воодушевлены творчеством, когда медитируем – мы находимся в состоянии активности альфа волн. Также Альфа ритм является преобладающим у маленьких детей.
Тета волны (частота от 4 до 7 Гц) считаются проявлением работы подсознания. Наиболее активными тета волны становятся во время сна, когда мы видим картинки, глубокого транса и собственно гипноза. В таком состоянии снижается болевая чувствительность, так же это состояние характерно для наркотического опьянения. В это время в мозге происходит синтез информации и ее трансформация в то, что мы потом назовем свежими решениями и идеями)
Дельта волны (частота ниже 4 Гц) – фаза глубокого сна. В это время наш мозг работает исключительно на поддержку работы жизненно важных органов. Мы не видим снов и, кажется, мозг наш полностью отдыхает. Хотя есть исследования и о том, что в это время наш мозг работает как приемник и передатчик, контактирующий с чем-то извне. Однако с чем и как неизвестно, а существующие предположения пока что невозможно ни доказать ни опровергнуть.
Вероятно вы для себя отметили, что эти состояния не изолированы друг от друга, а наоборот тесно связаны и плавно переходят друг в друга. Переводя информацию на уровень измененных состояний сознания выглядит это следующим образом:
Бета уровень (15 – 29 Гц) – уровень включенного сознания, контроля, сосредоточения и т.д.
«Бета-Альфа» уровень (14 Гц) – уровень перехода информации из логической в образную и наоборот. Состояние озарения, интуиции, и любых других состояний, при которых подсознательное переходит на уровень осознанного. Каждый день, независимо от желания человека этот «путь» неоднократно и бесконтрольно открывается. 
Альфа уровень (6-13 Гц) – уровень недирективного транса. Недирективный (без указаний со стороны) означает, что находясь в состоянии измененного сознания, человек полностью осознает все, что происходит вокруг. Он сам контролирует уровень погружения, сам дает себе установки, прорабатывает решение определенных проблем и т.д. Этот уровень часто называют динамической медитацией, аутотренингом или контролируемой релаксацией, т.к. погружаться и выходить из этого состояния человек может самостоятельно, без посторонней помощи.
«Альфа-Тета» (7 Гц) – уровень директивного транса. Директивный транс обозначает, что для проработки какого-либо вопроса, человеку нужны более глубинные уровни подсознания, однако, чтобы не заснуть и не терять контроль над прорабатываемым вопросом, и чтобы получить желаемый результат, пациенту нужен «проводник». Проводником выступает человек, которому пациент доверяет, который заинтересован в положительном результате, и который обучен принципам работы с измененными состояниями сознания – психотерапевт. Примером директивного транса может быть т.н. «Эриксоновский гипноз».
Тета (5-6 Гц) – уровень гипноза. В этом состоянии отсутствует контроль сознания. Человек, которого ввели в «гипнотический сон» не контролирует свое поведение и открыт для всевозможных гипнотических внушений и установок. Однако, поскольку попасть в чистый Тета уровень не так просто, всегда есть вероятность, что человек будет загипнотизирован недостаточно и сможет саботировать «нежелательные» установки, или наоборот может просто уснуть.
«Тета-Дельта» (4 Гц) – уровень глубокого сна, в котором работа с подсознанием доступными нам методами невозможна.

Почему повторение аффирмаций считается неэффективным методом
В сути своей аффирмация (настрои и т.д.) – это повторение (подтверждение) определенной позитивной или коррекционной психологической установки. Подобным методу аффирмаций можно считать и «Произвольное самовнушение по Куэ».
В «лечении» психосоматических заболеваний, предполагается, что многократное повторение определенных установок, противоположных тем, которые привели к развитию заболевания, помогает нивелировать последние. Например:
Заболевание: Ангина
Возможная причина: Сдерживание от грубых слов, неспособность выразить себя.
Аффирмация для коррекции: Я отбрасываю все ограничения и обретаю свободу быть собой.

Однако есть 2 нюанса, которые мешают аффирмациям работать таким образом.
1. Реальные «психологические причины» установить достаточно сложно и зачастую это вовсе не те причины, которые мы привыкли видеть в таблицах так называемой «популярной психосоматики». Соответственно ошибочный «психологический диагноз» =  ошибочная коррекционная установка= проблема не решается нужным образом.
2. Даже если это просто позитивная формулировка на все случаи жизни (и тем более если коррекционная установка), то многократное повторение рассчитано именно на то, что в какой-то момент, когда произойдет спонтанный переход от Бета к Альфа уровню, декларируемая информация имеет шанс проникнуть в подсознание. При этом деструктивная установка никак не прорабатывается и собственно когда конкретно произойдет смена волновых колебаний никому неизвестно. Так повторять аффирмации можно долго и много, не получив никакого результата - впустую.
Почему не так просто лечить кого-либо «гипнозом»
Казалось бы, да, что может быть проще, загипнотизировал человека и никаких наркоманов и алкоголиков, никаких панических атак, обсессий и компульсий, что уже говорить о собственно психосоматозах. И вместе с тем, как оказалось со временем, гипнозу придавали слишком большое значение, и приписывали результаты достигнутые в том числе благодаря техникам директивного и недирективного транса. Когда же появилась возможность изучать подобные состояния качественнее, выяснилось, что зачастую: эффект постгипнотического внушения долго не сохраняется; часто, после того, как исчезает эффект внушения, у пациентов появляется новая, дополнительная симптоматика; случалось и так, что эффект проявлялся частично, а в большинстве случаев не наблюдался вообще.
Отчасти неэффективность гипноза объяснялась именно тем, что «гипнотизеру» не так просто вводить и удерживать человека в Тета состоянии. На помощь пришли энцефалографы, которые помогали отслеживать сам процесс углубления, однако существенно ситуация не менялась.
Тогда анализ и исследования случаев показали, что несмотря на распространенность мнения о чудотворном эффекте гипноза, никакая техника не в состоянии заставить человека делать то, что идет в разрез с его базовыми установками и ценностями. Когда гипнотизер задает установку обходными путями, она работает до тех пор, пока мозг не распознает все взаимосвязи и тогда он не только перестает подчиняться этой установке, а и включает дополнительные защитные механизмы, что проявляется в новой симптоматике.
Таким образом, если пациент действительно не хочет избавиться от пагубных привычек, никакой гипноз не заставит его это сделать. То же самое можно сказать и о психосоматических заболеваниях кожи, глаз, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и т.д. Что в очередной раз подтверждает теорию «вторичной выгоды», связанной с ними. До тех пор, пока клиент-пациент не разберется, какая психологическая потребность стоит за симптомами заболевания, и не найдет способ удовлетворять ее иначе, чем через тело, никакая гипнотическая установка не будет иметь ожидаемого результата.
Если не гипноз и аффирмации, то что
Таким образом, мы можем заменить состояние гипноза методом директивного транса, а состояние аффирмаций (самовнушения) методом недирективного транса. И для того, чтобы они действительно работали, нам необходимо взять на вооружение несколько вводных:
1. Так называемая «психологическая составляющая» того или иного психосоматического заболевания может и должна быть распознана не через самодиагностику по таблице, а путем изучения и анализа личной истории каждого отдельно взятого клиента-пациента. Только так, можно узнать действительную деструктивную установку, с которой имеет смысл работать.
2. При работе с психосоматической симптоматикой, в первую очередь важно выявить ее вторичную выгоду или т.н. коммуникативную функцию (что хочет сказать). Не выяснив этого, нет возможности заменить деструктивную установку на более приемлемые конструктивные варианты реакций и поведения.
3. Выявив наиболее вероятную индивидуальную психологическую причину, сопровождающую или провоцирующую расстройство, необходимо:
- взвесить какие конкретно методы и инструменты необходимо использовать (нужна ли вообще работа с измененными состояниями сознания или нет, в директивной форме или нет);
- составить план трансового внушения и план коррекции поведения, для достижения задуманного результата;
- разработать установки, которые могут нивелировать выявленную индивидуальную психологическую причину;
- определить вместе с клиентом, какие изменения в жизни необходимо инициировать и какие навыки необходимо приобрести, чтобы выражать свои потребности другим путем, не через тело.  Исходя из положения о том, что психосоматические расстройства как комплексные расстройства решаются комплексным методом, в том числе медикаментозным, а не одной лишь заменой установки.
4. Использовать эффективные методы работы с измененными состояниями сознания.
В случае директивного транса, это техники глубокого погружения аналогичные методу Эриксоновского гипноза, метода Х.Сильва, НЛП и собственно классического медицинского гипноза, с предварительной диагностической и аналитической проработкой случая (см.выше)
В случае недирективного транса, вместо «аффирмаций на авось», необходимо освоить техники аутотренинга или контролируемой релаксации, для того, чтобы самостоятельно вводить себя в «Альфа состояние» и прорабатывать каждую конкретную ситуацию. В техниках недирективного транса, психолог или психотерапевт обучает клиента-пациента самой процедуре вхождения в состояние, составлению «плана» работы и грамотного выхода из состояния. Для работы с телом могут быть полезными: прогрессивная мышечная релаксация Джекобсона, аутогенная тренировка Шульца и т.п. Для работы с установками метод Х.Сильва и специально разработанный психологом-психотерапевтом, согласно выявленной проблемы план аутотренинга,  динамические медитации и подобные техники и пр..
Безусловно все направления и методы директивного и недирективного транса я перечислить не могу. Вероятно, что о части из них я даже никогда и не слышала) Однако в любом случае важно понимать, что специалисты, которые помогают обучиться контролируемой релаксации или специалисты, которые используют метод директивного транса, должны иметь соответствующую профильную подготовку. Работа, имеющая прямое воздействие на подсознание, имеет слишком много нюансов, для того, чтобы быть проведенной просто «из интереса».

суббота, 23 апреля 2016 г.

Провидиця

«Женьку привезли, Женьку привезли!!!» - радіючи вибігла із маніпуляційної Кондрашева. Там стояв внутрішній телефон, через який повідомляли про прибуття нових пацієнтів. Деякі зі старожил помітно пожвавішали, а Петрівна, запропонувавши їм закотити губу, розігнала всіх по палатах.
- Надо обязательно, чтобы Женька тебе погадала – змовницьким тоном прошепотіла вона. – 100% ясновидящая, всем все предсказала, ни одного промаха еще не было. Она к нам даже поступает именно когда голоса все эти уже так сильно ее достают, что никак с ними справится не может. Сама приходит, добровольно. Мы ее тут чуть подкапаем, подлечим и она снова в строю, обязательно погадаем, готовься.
З пропускнику розхідна медсестра привела худорляву, але дуже симпатичну жінку, років 45. Чорноброва, смугляста, одягнена в барвистий, легкий, вільного крою пильник, вона дійсно трохи походила на таку собі ворожку-провидицю.
Коли Більшакова переступила поріг відділення, вона наче королева, одним змахом руки відсторонила від себе всіх прагнучих та підлещувавшихся до неї "шанувальників", і томним грудним голосом повідомила:
- Не сегодня, девочки, я сегодня отдыхаю...
Коли я заступила в наступну зміну, Женька була вже квітуча та сяюча. За ці кілька днів своїм промислом вона встигла нациганити собі немало грошей, цигарок, та солодкого. Та Петрівні за блатом вдалось умовити поворожити для мене просто так, як для своєї.
Ввечері Більшакова вмостилася на стілець у сестринській, випрямила спину, перекинула довге курчаве волосся через плече, театрально закотила очі, та почала помішувати карти. На її руках дуже сильно гуляли жили, та увагу постійно відволікали жовті плями від нікотину, що миготіли на вказівному та великому пальцях. Вона хаотично розкидала карти по столу, що не було схоже на жоден з відомих моєму буремному юнацтву розкладів Та навдачу, саме серед 36 карт сорочкою книзу, знайшла і витягла короля треф. Але не встигла вона потішити мене судженим, як я сказала:
- А давайте начнем с прошлого. Ну что там у меня да как?
Більшакова трохи напружилась, але обличчя не втратила. Королем треф було призначено мого чоловіка, що безсоромно мене зраджував з піковою дамою. А я і не знала...
- Подожди, не разгоняйся – сказала Петрівна спіймавши мій здивований погляд, - она ж у нас еще не замужем, мы ж как раз об этом спросить-то хотели – нагадала вона про наш запит.
Женька зметикувала, що здобич легкою не буде, та з другої спроби зімітувала повноцінний розклад, гідний нашого студентського гуртожитку. Але знову її підвела червова дама, яка мала стати моєю підколодною подругою, бо як на той час, так і на будь-який попередній товаришувала я лише з хлопцями… Хіба що хтось з них і справді був би настільки підступним, що…
Було помітно, як Більшакова сказиться, але треба віддати належне трималась вона до останнього, глибоко дихала, та знову і знову закочувала очі. До самого моменту прозріння, коли спохватилась:
- Ну конечно, под бесплатную работу ни одни духи не хотят идти, что уж…
Петрівна швидко полізла до кишені, але Женька притисла її руку
- Все, уже поздно, они обиделись и ушли.
- Как же так – чудувалась Петрівна, відвевши Більшакову назад до палати - раньше ни одного промаха не было, веришь, мы же все у нее были бесплатно, и я и Нинка и Наташка…
- А она вам только будущее предсказывала, или прошлое тоже описывала – поцікавилась я.
- Ну ты смешная, Настя, ну кому это надо про прошлое выспрашивать, ты что, сама своего прошлого не знаешь, что ли – засміялась Петрівна. – А что, ты думаешь… Аааа – хоч і повільно, але все ж почала второпувати вона.

четверг, 21 апреля 2016 г.

Окраїнська

«Нічого не розумію, звідки в жіночому відділенні взявся чоловік» - думала я, прямуючи до сестринської.
- Чего, уже видала? – усміхнулась Петрівна, вочевидь спіймавши відтінь непорозуміння на моєму обличчі.
- А как это? – тим не менш дивувалась я.
- Да женщина она, иди знакомся – підштовхнула мене Петрівна, передаючи халат.
Пацієнтка майже весь час лежала в позі ембріону, та тихесенько стогнала, чи то від болю, чи то від страху. Вона натягувала та одразу скидала із себе ковдру, метушилась, наче затуркана. На персонал практично ніяк не реагувала, доки не випадало зловити її погляд. А погляд цей, водночас пустий і багатостраждальний, збивав з пантелику навіть здавалося звиклих до всього медсестер старожилів…
Знайомитись із нею було неможливо, кількість пороків, що зійшлись на дівчині було не перерахувати. Головніше, що одразу припадало до ока, це гормональні порушення у вигляді повноцінних густих чорних бороди та вус, за якими приховувалась вроджена патологія – розщілення губи та піднебіння, що в народі іменується як «заяча губа та вовча паща».
Незважаючи на те, що їй було більше 30 років, вона нічого не могла робити самостійно. Ані їсти, ані розмовляти… нема чого казати про елементарні навички самообслуговування чи спілкування жестами, тощо. Окраїнська все життя прожила в селі з літніми батьками, які судячи з усього доглядали її з особливою любов’ю і робили все те, на що мали змогу.
Чисте тіло, модельна стрижка, очевидно що раніше борода та вуса були більш охайними… Сам факт того, що за всі ці роки вона жодного разу не ставала пацієнткою нашого закладу – вже казав багато про що.
Чи відчувала вона себе зрадженою чи нещасною? Чи насправді не розмовляла та не могла їсти, чи просто всім мстилась таким чином, як припускали санітарки? Чи реально втратила розум та відчуття реальності від горя, чи просто відчувала саме те, що її лякало та вбивало?
Бо спочатку помер її батько, а через тиждень не витримало і мамине серце. Деякий час після поховання сусіди всім селом намагались дати ладу з Оленою (так її звали), але вона пручалась, поводила себе вкрай агресивно. Ба навіть прийом їжі без спеціальних допоміжних засобів перетворювався в катування обох зі сторін. Тож їм не залишалось іншого виходу, ніж відправити її в психіатричну лікарню. Але в такому стані і тут особливої допомоги чекати їй було вже нема звідки.
Заступивши на наступну зміну, я не побачила в «наглядовій» Окраїнську. «Звичайно, - перше, що спало на думку - перевели в іншу палату, значить знайшли підхід».
- Знаешь уже? Вчера – зустріла мене в коридорі Петрівна.
- Да... То есть вчера что? – не одразу збагнула я.
- К родителям ушла... Окраинская наша… - стримано сказала вона – отмучалась. Хорошо не на нашей смене, девчонки говорят кричала - ужас...
Незважаючи на тяжкість свого стану, 30 років вона жила з батьками як належить. Та без них не змогла прожити і тижня. Відчула? Зрозуміла? Адже ж мала зрозуміти, в сучасному світі діти з такими патологіями мають шанс перенесши кілька операцій та пройшовши психологічну реабілітацію повноцінно влитись у суспільство, навчатись, працювати, і навіть створювати сім’ї…

среда, 20 апреля 2016 г.

Не дочекаєтесь)

Юля була, як то кажуть, саме файною дівчиною, років 23. Висока, струнка, кароока, з приємним голосом і грайливою усмішкою.
В їдальні нашого училища, вона випікала найсмачніші пиріжки, що мені колись доводилось куштувати. Хачапурі також були «дуже-дуже» в її виконанні, але пиріжки… Їх аромат розповсюджувався з шаленою швидкістю всім першим поверхом, і щойно ніс його вчував, мозок отримував команду: «біжи, бо не дістанеш!».
Гарячі, рум’яні, з хрусткою скоринкою зверху, та трохи вологим тістом всередині, вщент забиті начинкою і величезні, як долоня – смакота та й годі. Скільки разів ми її не вмовляли, рецептом Юля ділитись ніяк не хотіла, жваво посміхалась, жартувала, і запрошувала ласувати, поки ще тут працює.
Роки минали, та працювати довго вона в нас не стала.
Коли Юля приходила до тями в палаті реанімаційного відділення, першою реакцією була звичайна радість від того, що вона побачила знайомі обличчя. Тут, в білій, пустій та холодній залі, на мить їй здалося, що сталась якась помилка, і ми це ми, студенти, що прийшли до неї в їдальню, а вона… Чим більше вона усвідомлювала що сталося, тим більший сором та жах читалися на її обличчі.
Юля вибачалась, заламувала пальці, утирала сльози, що лилися градом і пошепки намагалась пояснити, як сильно її образив «коханий». Відчай, досада, злість, та відчуття, що життя більше не буде таким, як вона мріяла, підштовхнули її до цього відчайдушного кроку – наковтатись пігулок. Щохвилини вона каялась, як все зрозуміла, і звичайно, що більш ніколи, ніяк, нікому і взагалі нема чого. Але тим не менш переведення в психіатричну лікарню було неминучими.
Це закон. Кожна жива душа, що скоїла спробу самогубства, підлягає найретельнішому обстеженню та вжиттю всіх можливих заходів запобігання таким лихим намірам.
На останок я лише спробувала розрядити обстанову і недоладно пожартувала:
- Юль, может все таки дашь рецепт пирожков, на добрую память, мало ли как…
Юля ледь посміхнулась, відгорнулась і стримано відчеканила:
- Не дождетесь)

Осторожно! «Исцеляющая психосоматика»!

Волей судьбы и личного выбора, несколько лет мы (я и мои коллеги врачи и психотерапевты) посвятили работе с онкологическими больными. Возможно, кому-то это покажется странным, однако могу сказать с определенной уверенностью, что психологический анамнез каждого из пациентов был и по сей день остается не похожим ни на чей другой. У каждого своя история, у каждого свои переживания и соответственно причины.
 Однако говоря о реакциях на заболевание, о реакциях на лечение и назначения, о поведении самих клиентов-пациентов в клинике, можно выделить некоторые общие моменты. И в этой заметке, я хочу главным образом отметить, то, что ближе ко мне – реакции на работу с психологом. Реакции эти неспецифичны для онкологических больных, они встречаются и при таких заболеваниях, как сахарный диабет, проблемы зрения, при сердечно-сосудистых заболеваниях и заболеваниях опорно-двигательного аппарата, ЖКТ и т.д. В перечисление может попасть любое заболевание, и чем сложнее ситуация, тем чаще всплывают на поверхность ожидания «исцеления» и «психотерапевтического чуда».
 Независимо от сложности, в процессе лечения бывает так, что медицина оказывается бессильна, даже если это дерматит, бесплодие, синдром раздраженного кишечника или вегето-сосудистая дистония. Тогда пациенты больше прежнего склонны искать причину своих проблем в психосоматике. Безусловно, в ряде случаев действительно есть некий психологический компонент, не дающий человеку избавиться от проблемы или болезни. Однако в большинстве своем люди считают, что стоит начать думать «правильно», позитивно, повторять оздоравливающие аффирмации, отпустить обиды, принять то, что не нравится и пр., и недуг отступит.
Именно благодаря таким пациентам, я написала памятку, об ожиданиях клиента в психотерапии и о возможностях самого психотерапевта. Дополнив ее общими вопросами, я хочу поделиться ею с вами. От простого к сложному:

Что может и не может сделать психолог в работе с психосоматическими заболеваниями
 Психолог не может по одному только медицинскому диагнозу выявить ваши психологические проблемы
Психолог может изучить вашу семейную историю, включая истории различных патологий, и вашего родового сценария в направлении здоровья: отношения к телу и заботе о нем; и болезни: начала заболевания, его течения и разрешения. Изучая вашу историю, ваш жизненный опыт и ваше мировоззрение, психолог может помочь выявить деструктивные паттерны и установки, заставляющие говорить ваше тело вместо вас. Они у всех разные и чаще скрываются в самых неожиданных местах вашей истории.

 Психолог не может вам дать универсального рецепта (совета), применение которого помогло бы вам быть счастливым (здоровым) 
Психолог может разъяснить вам, что универсальных методов работы не бывает, потому что все люди исключительны и индивидуальны, и поскольку нет двух одинаковых людей, соответственно и нет какого-либо рецепта, подходящего для работы над собой им обоим. В данном случае психолог рассматривает клиента как неповторимую личность, и с вашей помощью находит то, что нужно (подходит) именно вам в какой-либо конкретной ситуации, для решения конкретного вопроса.

 Психолог не может самостоятельным методом вылечить человека от какой-либо болезни 
Психолог может разъяснить клиенту-пациенту каким образом психологические проблемы, включая стресс, негативные эмоции, травматический опыт и даже воспитание, влияют на работу организма, нарушают метаболизм и подавляют его защитные (иммунные) функции. А затем обучить клиента снижать это негативное влияние, что в свою очередь помогает восстановить метаболизм и иммунные функции организма
В случаях в наследственными психосоматозами, психолог помогает выявить родовые паттерны (деструктивные установки), которые приводят к раскрытию этих генов, а так же помогает нивелировать их воздействие, чтобы не передавать поколениями дальше.

 Психолог не может принимать за вас решения 
Психолог может, сориентировать вас в ваших сильных сторонах, научить их находить и использовать. И вместе с тем, психолог может обратить ваше внимание на существенные вещи, явления и варианты решения, которые вы по какой-либо причине упустили из виду – посмотреть на проблему шире, просчитать разные варианты, взвесить за и против.

Психолог не может вылечить психические заболевания, включая умственную отсталость разной степени
Клинический или медицинский психолог помогает находить конструктивные способы взаимодействия и реагирования пациента с окружающими в период ремиссии (между приступами). Психолог помогает составлять индивидуальные планы развития, позволяющие достигнуть возможного максимума. Помогает социализироваться, выбрать правильное место обучения, программу и даже подходящую работу людям с особенным диагнозом. Психолог может способствовать раскрытию определенных талантов у больных, и отметить возможности их совершенствования.

Психолог не может исцелять людей, ни с помощью психотерапии ни никак иначе
Психолог может помочь вам найти индивидуальные психологические причины вашего заболевания. Напомнить, что кроме психологических есть духовные причины, физические, химические, бактериальные и вирусные, радиационные и т.д.и что именно их сочетание и совокупность провоцирует заболевание, и работа может быть эффективной именно в устранении всех (ключевых) причин. Ведь если физическая причина не устранима, как отмершие клетки, н-р, то никакие новые установки не помогут их оживить. И вместе с тем, в работе с необратимыми или частично обратимыми процессами, психолог поможет принять то, что неизбежно и изменить, то что поддается коррекции.

Психолог не может обратить вспять инвалидность, продлить жизнь, остановить смерть и т.д.
В ситуациях с неизлечимыми заболеваниями, психолог дает информацию о сути заболевания, как с ними жить и как сделать эту жизнь более качественной в психологическом, социальном и физическом плане. Психолог помогает улучшить психологический климат внутри семьи, где живет человек с особенным диагнозом, помогает находить ответы на вопросы целей жизни и заболевания и т.д.
В принятии же неизбежного, психолог может дать информацию о сути происходящих процессов, с чего все начинается, как проходит и чем заканчивается. Научить техникам облегчения боли, душевной и физической. Научить техникам снятия напряжения, снижения тревоги, страхов и т.д. И конечно, быть рядом в моменты, когда нужна поддержка и обратная связь (реагирование).

Психолог не может забрать вашу боль 
Психолог может разделить ваши чувства, утешить и научить вас самостоятельно утешать и уменьшать собственную боль, обучить вас навыкам работы с душевной болью, для трансформации ее в позитивные чувства. Быть рядом, слушать, давать обратную связь (мягко реагировать), тем самым разделяя вашу боль.

 Психолог не может сделать вас невосприимчивым или бесчувственным 
Психолог может научить вас смотреть на явления и события под другим углом, что в свою очередь влияет на восприятие болезненных и негативных ситуаций, делая их либо приемлемыми либо позитивными, с извлечением рабочих инструментов на будущее.

Психолог не может заставить вас забыть негативную часть (ситуации) вашей жизни 
Психолог может помочь вам "изъять" негативные события из вашего прошлого, которые мешают вам полноценно жить сегодня, способствовать изменению вашего отношения к ним и извлечению из них положительного опыта. Как следствие оставить прошлое в прошлом с приятными воспоминаниями и благодарностью, а настоящее и будущее строить на основании полученного опыта и новых, позитивных ощущений.

         Психолог не может вернуть умерших близких и умершие отношения 

Психолог может помочь вам пройти нелегкий путь потери: быть с вами в сложные минуты, помогать не стоять на месте и не застревать в переживании горя вновь и вновь, способствовать тому, чтобы вы нашли качественные ресурсы для налаживания окружения без ушедшего, сохранили о нем светлую память и отпустили.


 Психолог не может дать иммунитета от потерь 

Психолог может научить вас находить ваши внутренние, скрытые резервы и использовать их в работе со сложными жизненными ситуациями и обстоятельствами.  Психолог может разъяснить как протекают процессы горевания, что можно ожидать от себя и от окружающих в такие моменты, какие реакции в этом состоянии являются нормой, а на какие стоит обратить внимание, где искать ответы и на какие вопросы.


 Психолог не может изменить окружающий мир 

Психолог может разъяснить и способствовать проявлению на практике изменения вашего отношения к окружающему миру в лучшую сторону; изменения вашего восприятия окружающего мира, в лучшую сторону. В случае же, если вы не желаете этих изменений, психолог поспособствует поиску ваших личных инструментов, для успешного сосуществования в этом мире.


Психолог не может заставить кого-то из вашего окружения измениться или изменить отношение к вам 

Психолог может поспособствовать поиску ваших личных инструментов для изменения только вас лично и ваших моделей поведения и взаимодействия, которыми вы "проявляете" себя для окружающих. В результате вы сможете по-другому посмотреть на ваши отношения с людьми, лучше их понять и принять. Другие же люди изменят свое отношение к вам, не потому что на них оказано какое-либо влияние или давление, а потому что вы сами меняетесь и относиться к вам по-прежнему не имеет смысла (не имеет прежней эффективности/ результата). Возможно в результате ваших изменений, какие-то люди и ситуации отойдут от вас, однако придут и новые, зачастую более перспективные, позитивные, помогающие и жизнеутверждающие.


 Психолог не может отвечать за ваше настроение, вашу работу над собой, ваше качество жизни (как духовное так и материальное) 
Психолог может дать вам инструменты работы над собой, научить методикам самосовершенствования, расширить ваше мировоззрение и восприятие, объяснить причинно-следственные связи в поведении и реакциях вас и окружающих вас людей, обратить ваше внимания на элементы деструктивного для вас поведения или способа взаимодействия, научить вас работать и справляться со стрессами, негативными эмоциями и кризисными состояниями и т.д. Однако будете вы применять эти методы и информацию для улучшения качества вашей жизни или нет, зависит только от вас самих 
     В случае, когда клиенты-пациенты не возлагают на работу с психологом напрасных надежд, их совместная работа проходит легче, быстрее и эффективнее. Если вы знаете тех, кто верит, что психолог может исцелить и излечить больного человека своими сеансами – поделитесь с ними этой заметкой.

вторник, 19 апреля 2016 г.

Підпис

Мій особистий підпис народився дуже швидко і без особливих сенсів, як гадає більшість. Я думала про те, що із зміною прізвища потрібно буде вигадувати щось нове (і невідомо ще скільки разів за життя), ім’я моє занадто поширене, щоб неможливо було сплутати за ним, а ставити хрестики, чи інші беззмістовні відмітки це якось так не про мене зовсім. Тому я пригадала своє юнацьке прізвисько, підписалася латиницею, забрала паспорт і була такою.
За одну робочу зміну, я могла дати фору будь-якій кінозірці, по штампуванню своїх автографів, бо ж як наркотична чи сильнодіюча речовина, до спису підлягала майже кожна пігулка в стінах нашого закладу, а за добу їх видавалось від 3 до 10 на кожного з 50-70 пацієнтів. Це не враховуючи підписи в листах призначення, журналах спостереження, актах здачі/передачі тощо.
Та от біда, клітинки в всіх цих папірчатках трохи більше 5-7 міліметрів за розміром, тож оцінити художність задуму не представлялося можливим. До того дня.
А того дня, щойно переступивши поріг відділення, на мене накинулись перелякані завідувачка та «старші» медсестри, що готувались в той час до великої перевірки з ОблЗдраву.
- Ты сошла с ума, зачем ты во всех документах написала «чесотка»!!!??? – майже кричала збуджена завідувачка.
- Это не чесотка, это моя роспись – спокійно відрізала я, бо звикла до подібних реакцій.
- А как твоя фамилия? – перепитала старша.
- Лобазова, а при чем…
- Значит так, меняй фамилию, Лобазова! Это ж надо, всем отделением голову сломали, думали, это чесотка или шизфрения, и главное откуда, зачем и во всех журналах…Срочно меняй фамилию…- бурчала віддаляючись вже майже заспокоєна, підвеселена завідувачка.
_______________________________________
Прізвисько похідне від stasia
А scab (scabies-короста) та sch (schizophrénie-шизофренія) - типове скорочення, мабуть саме для таких мізерних клітинок)

понедельник, 18 апреля 2016 г.

Прекрасна

Якось вони засварилися не на жарт.
Чоловік вважав, що останнім часом його взагалі дуже сильно змінилась. Вона була ображена на чоловіка через відсутність допомоги по господарству… Сказати прямо через що виникла чвара неможливо, просто раптом все накопичилось і вибухнуло.
Та як би там не було, тієї ночі вона вибігла з дому в одній нічній сорочці.
А стояла зима і на вулиці кілька днів лежав сніг, температура вже була з глибоким мінусом, та вона босоніж бігла з такою швидкістю, що чоловік, який мчав за нею з чоботами та шубою, так і не зміг наздогнати. Лише через 4 години її відшукали патрульні, та одразу направили до нас. Саме звідси наступного дня йому зателефонували і попросили принести особисті речі для Олени Красної.
Пацієнтів з нервовим зривом зазвичай клали саме в першу палату, ближче до медперсоналу та подалі від взагалі невгамовних пацієнтів. Це звичайна практика, так пацієнти з більш цілісною психікою могли спілкуватися з собі подібними, та не хвилюватись через те, що хтось несамовитий штурхане їх, чи завдасть будь-якої шкоди взагалі. Незважаючи на те, що режимом забороняється зачиняти двері в палати, деякі з них так і виписувались ніколи не стикаючись з іншими.
Олена і справді була казково пре-Красна. Білосніжні кучері заливчастими хвилями спадали на її тоненькі блідні плечі, тонкі музичні пальці нервово бгали підперізок від халату. Вона сиділа в шовках ніжно рожевого кольору, пообшиваних високоякісним мереживом. ЇЇ щоки вкривав легкий рум’янець, але з великих голубих очей неупинно текли сльози.
- Вам больно? – запитала я, розрізаючи повязку на її ногах.
- Мне страшно…– ледве чутно промовила Олена.
- Не волнуйтесь, у нас здесь не так плохо, как в кино показывают. Мы всегда рядом, тяжелые пациенты не пересекаются с остальными, все будет хорошо, не бойтесь. Немного здоровье поправите и забудете всех нас как страшный сон – промовляла я і чим далі, тим більше змушувала себе стримуватись.
Більша площа її стоп рясно чорніла, це бузсумнівно був некроз – тканини відмирали. Думки мої змішувались починаючи від того, яким саме чином це все обробляти, та закінчуючи тим, як і коли це можна буде видалити, щоб зараження не пішло вгору.
Оговталась я вже коли ноги було забинтовано. Наскільки могла підбадьорюючи посміхнулась, та побажала доброго дня. Пацієнтка трохи пожвавішала, глибоко позіхнула і вмостилася спати.
- Как думаете, Петровна, это ж не шиза и не МДП, вряд ли она к нам еще попадет?
- Вряд ли – погодилась Петрівна – к нам вряд ли. А вот ноги жалко, пальцы-то точно отрежут.
І з десяток хвилин ми обидві просиділи в повній тиші, дивлячись в одну і ту саму точку.

воскресенье, 17 апреля 2016 г.

Сабурова дача

- А ты кроме нашего отделения, работала раньше в каком-то? - запитала мене якось Петрівна.
- Нет, только практику проходила.
- А я работала. И в мужском работала, и в реанимации…в инфекционном... Здесь лучше всего мне как-то. А ты где была? - все цікавилась «сестра милосердя».
- В детском – відповіла я.
- В детском...знаю. Ну как, я сама не была, но работала с девчонками которые оттуда ушли. Не выдержали. А тебе как?
- Да никак, а как?
- Вот и поговорили – засміялась Петрівна.


Хіба тоді ми розуміли, про що йдеться насправді?
Ми домовились з викладачем зустрітись на території лікарні, скинулись грошима, щоб купити дітям всіляких ласощів, це ж діти в решті решт.
Діти зустріли нас радісно, медперсонал відкорегував кому солодощі можна, а кому ні. Ніяких особливо важких випадків нам наче і не трапилось.

Все що на той час привернуло мою увагу, так це заскляна кімната для спостереження. Там знаходяться діти, за поведінкою яких потрібно деякий час постежити, перш ніж вони зможуть перебувати з іншими. Та запам’яталсь одна єдина дитина, навіть зараз не пригадаю, чи хлопчик чи дівчинка, яка весь час що ми там знаходились пролежала в ліжку, відгорнувшись від нас до стіни.

- Аутист – сказали лікарі – он вообще ни с кем не разговаривает, только смотрит постоянно в одну точку и все. Даже родителей не слушает, вот они его и отдали, так всем лучше.
Тож діти лишились задоволеними, ми відпрацювали свої години і також спокійно поїхали додому.

І лише тепер, коли так часто мені доводилось зіткатися з історіями різних клієнтів та пацієнтів:
коли хрест безнадійності ставили на дитині, яка б мала добрі шанси, отримавши допоміжну корекцію;
коли зіткалася з історіями, де батьки саме своїм вихованням спонукали розвиток тих чи інакших психічних розладів у дітей;
коли я бачила, як навіть самих тяжких дітей батьки доглядали до останнього, а не здавали при першій ліпшій нагоді в психіатричну лікарню,
і навіть навпаки, коли батьки навмисне доводили дитину до каліцтва, щоб отримувати певні державні пільги, допомогу, тощо...
перераховувати всі ці «коли» - не перерахувати…

Лише тепер, коли всі ці історії у мене за плечима, я розумію, як тяжко було там працювати іншим, дійшлим жінкам, що мали і своїх дітей.
І досі більш за все бентежить саме усвідомлення того, що ти не можеш цього змінити, навіть коли знаєш як…

Наша лікарня відома всім більше за назвою «Сабурова дача», вважається це через те, що вона розташована на території садиби генерала-губернатора Петра Сабурова.
Але насправді вона названа його ім’ям ще й тому, що він заповів саме цю територію для розбудови «богоугодного закладу», оскільки сам мав психічно хвору доньку.