пятница, 15 июля 2016 г.

Переживание утраты детьми. Психосоматические симптомы застревания.

Эта заметка, прошла немного больше этапов коррекции и редактирования, чем другие, поскольку в таком трепетном деле, зачастую хочется постараться изложить все максимально подробно, доступно и практично. И вместе с тем, важно понимать, что каждый конкретный случай может отличаться от любого описанного, и что-то нужно будет убрать из общего списка, а что-то добавить.
Говоря о переживании детьми утраты, нужно отметить, что как бы мы ни старались скрасить переживания и интерпретацию того, что происходит, первый опыт горевания оставит отпечаток в памяти на всю оставшуюся жизнь. И чем более естественно мы позволим протекать этим процессам, тем выше вероятность того, что во взрослой жизни, человек столкнувшись с потерей, пойдет по пути переживания естественного горя, а не патологического.
Говоря о «естественном горевании» в отношении детей, я, прежде всего, акцентирую внимание, на правде. Так как любая информация, которую мы доносим до них искаженно или скрываем, находит свое отражение в психосоматических заболеваниях и расстройствах. Связано это с тем, что дети больше чем взрослые чувствительны к восприятию невербальной информации (мимики, жестам, манере поведения и пр.). Несоответствие того, что они видят, тому, что они слышат, приводит к неправильной трактовке и своих собственных чувств и переживаний, и как следствие, невозможности выразить их естественным образом. Это и приводит подсознание к самовыражению через «настройки по умолчанию» - естественные физиологические связи.
Однако, говоря правду, всегда нужно оценивать степень готовности понять и адекватно интерпретировать наши слова. Поэтому, как и в других непростых вопросах (н-р, как в вопросах о том, «откуда берутся дети»), мы говорим «так» и «столько», сколько может усвоить ребенок в конкретном возрасте. И вместе с тем, прежде всегда стоит вопрос – кто должен сообщить ребенку о смерти близкого человека? И обычно ответ – другой значимый близкий, а если такого нет – опекун – воспитатель/учитель или психолог. Но есть важный нюанс – если такой «значимый близкий» пребывает в состоянии шока, отрицания и т.д., лучше, когда эту новость ребенку сообщит любой другой близкий взрослый, который находится в более уравновешенном психологическом состоянии.
Говоря о детском восприятии вопросов связанных со смертью, можно условно выделить такие возрастные периоды:

у детей до 2-х лет вообще нет никакого представления о смерти
в таком возрасте они наиболее чувствительны к смене настроения взрослых, и если в доме присутствует атмосфера нервозности и отчаяния, ребенок отреагирует на это своим поведением (истерики, регресс – возвращение к более ранним формам поведения, ночные пробуждения) или психосоматическими расстройствами (чаще аллергические реакции, проблемы желудочно-кишечного тракта и дыхательной системы).

между 2-мя и 6-тью годами у детей развивается представление о том, что умирают не навсегда (смерть как отъезд, сон, временное явление).
В таком возрасте для обсуждения подойдут сказочные метафоры, н-р, о трансформации гусеницы в бабочку, о городе ангелов (как в одноименной повести Х.К.Андерсена) и пр. Как и в любом другом периоде, здесь также могут быть проявления регрессии, но чаще, из страха потерять оставшегося значимого близкого, дети могут наоборот начать вести себя «очень хорошо», что также является симптомом переживаний - необходимости обсуждать, что вы рядом, что вы (или бабушка) будете продолжать о нем заботиться (кормить, водить в садик, гулять, читать сказки и т.д.). Если обсуждая умершего, ребенок не станет долго вести беседу, а переключится на игры, развлечения, это не говорит о том, что он не горюет (не любил умершего). Это говорит о том, что он принял и понял ровно столько информации, сколько способен его мозг обработать и применить в данный момент времени.

в ранние школьные (5-7 лет) годы дети относятся к смерти как к чему-то внешнему
Им можно объяснить, что смерть, это когда тело не функционирует (не ест, не разговаривает, не бегает, боли нет, мыслей нет и пр). Дети персонифицируют ее либо с определенным лицом (например, приведением), либо идентифицируют с покойником. Часто они в этом возрасте считают собственную смерть маловероятной, эта мысль приходит к ним позже, примерно к 8 годам. И все же, они уверенны, что смогут обмануть смерть, найдут лекарства от всех болезней, никогда не постареют и пр.
Собственно сильно развитое «магическое мышление» (вера в свое всемогущество, в то, что все события в мире происходят для него, вокруг него и по причини связанности с ним), может спровоцировать и чувство вины, по отношению к умершему (он умер, потому что я недостаточно хорошо себя вел, обижал его и он меня оставил).  В таком случае важно объяснить, что  нет такого слова или поступка, которым ребенок мог бы повлиять на исход, т.к. смерть не подвластна нам, мы можем только принять ее и пройти через путь горя (который у детей, к слову, длится гораздо короче, чем у взрослых).
На любые вопросы, необходимо отвечать столько раз, сколько ребенок спросит. Это помогает ему усвоить и принять нужную информацию.

Зачастую фобии, панические атаки и другие психосоматические расстройства провоцируют на первый взгляд безобидные «вспомогательные» метафоры об умершем, н-р: он ушел в лучший мир; Бог забирает лучших; заснул навсегда; уехал в командировку; он у нас в сердце (голове); покинул нас или ушел навсегда; упокоился и т.д. Поэтому лучше использовать обороты, приближающие ребенка к реальности. Если близкий умер от болезни, то объяснить, что не все болезни смертельны и пр.
С этого возраста ребенка можно включать в околопохоронные ритуалы, привлекать к помощи по дому в день поминок и пр. Для прощания можно предложить написать письмо умершему или нарисовать рисунок. Ребром становится вопрос, о том, имеет ли смысл брать ребенка на кладбище. Разные авторы, пишут, что это зависит и от степени родства и от поведения/состояния самих родственников. Я же, имея опыт работы с травмами и пограничными расстройствами считаю, что чем позже ребенок попадет на сам процесс погребения, тем выше вероятность того, что он сможет принять и пережить это естественным образом, с минимальными травматическими воспоминаниями.

для детей между 6 – 10 годами смерть становится более реальной и окончательной.
И если в начале этого возрастного этапа они думают, что разум, умение и ловкость позволят им ее избежать (так как она может быть персонифицирована), то к 10 годам они понимают, что смерть - часть общих интересов и принципов, которые управляют миром.
Говоря о смерти, можно обсуждать близкие к семейным ценностям философские и религиозные концепции «о жизни после жизни». С более старшими детьми можно говорить и о том, что в разных культурах смерть воспринимают по-разному. Вспоминая умершего, важно отмечать, что грусть и тоска, это нормально. Если ребенок плачет - не спешить его утешить, а дать возможность выразить слезами то, что невозможно выразить словами, для того, чтобы не пришлось выражать это через тело (психосоматические расстройства). Для поддержания теплых воспоминаний, можно обсудить смешные случаи, которые случались с ребенком и умершим, вспомнить, чему полезному умерший научил, какие самые теплые и дорогие воспоминания остались, или просто подержаться за руки в тишине.
Можно также обсудить и вопрос, о чем сожалеет ребенок, что он совершил по отношению к умершему, и постараться посмотреть на ситуацию объективно, возможно написать письмо и т.д. А вот использовать образ умершего для контроля, устрашения и регуляции поведения – не стоит (н-р, папа видит, что ты плохо учишься и сердится).

к подростковому возрасту дети уже разделяют концепцию взрослых о смерти, и собственная смертность становится для них очевидной, однако они в большей степени, чем взрослые, склонны верить в бессмертие души.
В этом возрасте, они больше другого склонны к побегам из дома, попаданию в деструктивные компании, с риском войти в игровую, сетевую, алкогольную или наркотическую зависимость. А также в зависимости от степени близости отношений с умершим, в этом возрасте дети могут поддаться идее «воссоединения» с умершим (суицид).

Независимо от возраста, у взрослых есть две основные задачи, помогающие пройти ребенку путь горя. 1 - обсуждать, объяснять и т.д., поскольку неизвестность порождает страхи и освобождает место для лишних ненужных фантазий, в т.ч. псевдогаллюцинаций. 2 - как можно скорее вернуть ребенка в обычный, привычный для него режим, который был до смерти близкого человека: ходить в школу, на кружки, общаться с другими детьми, есть привычную пищу, играть в привычные игры, посещать прежние места и пр. – все, то, что он делал раньше.
Дети могут плакать, злиться, вести себя агрессивно или регрессировать, показывать другие результаты в учебе и пр. – все это является естественной реакцией на утрату. В течении первых 6 месяцев, они могут рассказывать, что им послышался голос умершего, или показалось, что он приходил – это также нормально. Однако, если ребенок разговаривает с умершим и слышит его – необходимо обратится за консультацией к специалисту. Это же касается и случаев, когда ребенок избегает разговоров об умершем - запрещает или отказывается о нем говорить, трогать/перемещать его вещи или фотографии, избегает тех мест, где он бывал с умершим и лишает себя различных удовольствий и радостей.

Детскими психосоматическими проявлениями «застревания» и осложнения горя, можно выделить:
- энурез, заикание, сонливость или бессонницу, обкусывание ногтей/раздирание кутикул, анорексию/булемию и другие нарушения пищевого поведения, ночные кошмары.
- конверсионные слепота и глухота (когда плохо видит или слышит, но обследование не выявляет патологию).
- псведогаллюцинации («добрые» галлюцинации, которые не пугают, н-р, воображаемые друзья).
- длительное неуправляемое поведение, острая чувствительность к разлуке.
- полное отсутствие каких-либо проявлений чувств (алекситимия).
- отсроченное переживание горя (когда вроде все было нормально, а потом случился конфликт в школе или другая психотравма и это актуализировало переживание горя).
- депрессия (у подростков - это гнев, загнанный внутрь).

Детям легче перенести печаль и горе членов семьи, чем молчание или неправду, поэтому ребенок должен быть включен в переживания всей семьи и его эмоции ни в коем случае не должны быть игнорированы. Это самое основное правило, так как ребенок тоже должен отгоревать свою потерю.
В период горевания, особенно острого горя, ребенок должен чувствовать, «что его по-прежнему любят и что он не будет отвергнут». В это время ему нужна поддержка и забота со стороны взрослых (родителя или психолога), их понимание, доверие, а также доступность контакта, чтобы в любое время ребенок мог поговорить о том, что его волнует или просто посидеть рядом и помолчать.