четверг, 23 февраля 2017 г.

О норме и патологии, принятии и отрицании

Я думаю многие взрослые помнят мультик про козленка, который умел считать до 10? Моя лично проекция по этому поводу заключается в том, что автор хотел показать, как большинство из нас реагирует на новую, непонятную информацию, даже не пытаясь разобраться в том, хорошо это или плохо, нужно - ненужно, поможет-усложнит, да и о чем "это" вообще собственно? Приблизительно так я вижу ситуацию с информацией о том, что мы живем в век депрессивных и тревожных расстройств, различного рода неврозов, психосоматозов и пр.. Т.е. как бы мы говорим "Да, это глобальная мировая проблема! ... но нас она не касается". И как только кто-то пытается сказать, что таки касается, сразу включаются защиты "Да вас как послушать так все уже психики" или "Здоровых не бывает есть только недообследованные, ага?"
Не так давно появился социальный проект "Ближе, чем кажется". Проблема которую он затрагивает заключается в том, что люди, страдающие различного рода психологическими расстройствами не могут получить своевременную и адекватную помощь по причине того, что окружающие их игнорируют, нивелируют их страдания, всячески стараются не замечать и своим поведением как бы принуждают к тому, чтобы быть нормальными. Общество настолько боится столкнуться с лицом "расстройства", что  ему проще сказать "все вы врете" и "не выдумывай". Так, когда человек говорит "у меня депрессия", ему отвечают "не морочь голову, иди съешь шоколадку и погуляй" или когда человек испытывает обсессии и компульсии, ему говорят "возьми себя в руки и прекрати это делать", когда у него болит, но врачи ничего не находят, ему советуют "просто не думай об этом, ты же знаешь, что это все у тебя в голове, не более" и т.д.. Потому что допустить, что кто-то из наших близких может страдать психологическим расстройством - это все (в психушку запрут, дети будут больными, без прав - без квартир останемся, что люди скажут, крест на жизни, институт не закончишь, работу не найдешь нормальную и т.д.). Такой себе вариант психологической психофобии, где страх сумасшествия настолько сложен, что мы его вытесняем и выбираем просто "не замечать" того, что с кем-то из наших близких действительно есть проблемы. Люди доводят себя до состояния, когда уже ничего не помогает и на банальный вопрос "почему вы не обратились раньше" отвечают "я боялся, что это что-то серьезное".
И здесь все абсолютно верно, человек понимает и предчувствует когда с ним происходит что-то не то, однако страх "диагноза" настолько силен, что он даже не осознает, что вовремя выявленную проблему не просто легче скорректировать и не допустить более тяжелых последствий, а иногда даже избавиться от нее насовсем, пока она только в стадии развития (один и тот же диагноз может иметь разные причины у разных людей). Главное, что выявленная проблема на самом деле только реабилитирует человека: помогает убрать симптоматику, снижает тревогу, дает возможность нормализовать самооценку, обрести внутреннюю свободу и уверенность в себе, нивелировать чувство иррациональной вины, дает алгоритм работы и взаимодействия через понимание своих особенностей и т.д.. .
Часто мои клиенты рассказывают о том, как они были на тренинге по "такой-то" типологии, и оказывается они относятся к "такому типу" и оказывается то, что  они "такие" это не потому что они плохие или неправильные, а потому что они "так" устроены, просто типаж такой. А если они захотят сделать то-то, то нужно не на других смотреть, а  по своему типажу сделать так-то и все пройдет более гладко и эффективно и т.д.. Люди испытывают колоссальное облегчение (я не говорю сейчас о тренингах-сектах). При этом мало кто из них задумывается, что на самом деле им провели диагностику и присвоили своего рода диагноз, они получили рецепт как с этим жить, и поняли, что многие их проблемы надуманы и решаемы, узнали что можно в себе изменить, а что лучше принять и т.д..
То же самое происходит, когда человек с психологическим расстройством (фобией, депрессией и различными соматизированными неврозами и т.д.) узнает что происходит с ним на самом деле, получает "рецепт" и научается жить без оглядки на мнение окружающих, без страха и главное с навыками адаптивного функционирования. Не потому что он "такой же как все нормальные", а потому что он знает, что у него "такое" расстройство, но это не мешает ему так же радоваться, гулять, получать удовольствие, работать, заводить собак, заключать брак, иметь детей и т.д..
Поскольку я работаю на стыке двух профессий, вопрос о норме и патологии является для меня достаточно частым явлением. С точки зрения психологии понятие нормы всегда размыто, субъективно, философски приправлено и т.д. С точки зрения же медицины, есть вполне определенные критерии, которые позволяют понять, когда волноваться не стоит, а  когда необходимо провести коррекцию. Поэтому без врача в вопросах психосоматики далеко не уйти. Но и здесь есть своя преграда, кроме более близкого к психологии понятия "Психофобия", существует и более медицинское, которое называется "Анозогнозия" (как при органических повреждениях, травмах мозга, так и в виде психологических защит ).
Его значение подразумевает то, что человек, у которого имеется то или иное заболевание, отрицает его наличие, значимость и т.д. Находит оправдание и объяснение своему самочувствию через несущественные признаки и пр. Врачи и психологи также бывает испытывают это на себе. Введение диагностических протоколов, консилиумов и супервизии в психотерапии, отчасти помогают снизить вероятность того, что специалист может переносить свое виденье невиденья на симптомы клиента-пациента. Т.е. если психолог на почве своего травматического опыта имеет эту защиту, он может не замечать или обесценивать подобную симптоматику у клиента. Так, н-р, специалист, который имеет расстройство, однако не проходит терапию от ОКР, может убеждать клиента в том, что чрезмерная озабоченность  микробами, чистотой и дезинфекцией - это нормальное явление, все моют руки по 40 раз, но не говорят об этом или не замечают. Еще и посоветует дезинфекторы и какими кремами пользоваться(.
Среди клиентов мы чаще увидим это когда алкоголик говорит, что он не имеет тяги и выпивает только по особым случаям. Когда аноректики говорят, что они питаются нормально и у них нет проблем с едой. В моей практике это очень сильно заметно, когда клиенты настаивают на психологических причинах своих заболеваний и игнорируют симптоматику, которая явно указывает на то, что им прежде всего нужен врач и т.д..
Почему я поднимаю эту тему? Потому что в современном обществе последнее время стало модным преподносить расстройства как вариант нормы. Многие не задумываясь запутываются, потому что на первый взгляд мы имеем дело с положительными сторонами такого процесса. Мы ставим под сомнение действительно непонятные ситуации, где с ходу не разберешь "что такое норма, а что нет?", мы стараемся сделать так, чтобы общество не прятало глаза при виде "не таких" людей, чтобы их не избегало, чтобы с ними считалось и т.д.. Но и собственно, чтобы общество приняло факт того, что они такие же точно как мы. Вместе с тем, здесь проходит очень тонкая грань, между тем, чтобы уровнять людей в правах и пропагандировать ненормальность, поскольку все, что происходит с человеком - динамично, и не выявленное расстройство без коррекции также не стоит на месте, а прогрессирует. Чтобы понять свои истинные чувства относительно происходящего я часто спрашиваю клиентов "Вы говорите, что "это" нормально, а вы бы хотели, чтобы ваш ребенок был таким?". За редким исключением у людей есть действительное понимание сути процесса и они отвечают, что постарались бы это принять.  В большинстве же случаев сразу говорят "Нет".
Проблема принятия заболевания хорошо описана в работах известного исследователя Э.Кюблер-Росс (5 стадий: отрицание - злость - торг - депрессия - принятие). Мы привыкли применять ее модель к онкологическим больным, хотя она универсальна для случаев разных заболеваний, в том числе  смертельных. В то же время, практически никто не обращает внимание на проблему принятия диагноза при т.н. неизлечимых заболеваниях, которые не приводят к смерти, но человеку приходится быть с ними всю жизнь. В частности именно к ним относятся многие поведенческие и психологические расстройства (синдромы). И вот мы сталкиваемся с ситуацией замкнутого круга. Для того, чтобы улучшить качество жизни, человеку с поведенческими и психологическими расстройствами необходимо принять свое состояние как расстройство. До тех же пор, пока он только игнорирует симптомы и отстаивает свое право быть таким "особенным" , иметь  свои пунктики и странности - он не может получить помощь, соответственно не может улучшить качество своей жизни. Это часто относится к людям с различного рода обсессиями и компульсиями, соматизированными неврозами, социальной тревогой, депрессиями, в т.ч. маскированными,  различного рода поведенческими отклонениями и т.д.. Я понимаю, что в связи с тем, что тонка граница между принятием расстройства и отстаиванием права быть, таким какой есть, рассуждения могут выглядеть спутано, поэтому я приведу конкретный пример своей личной психофобии, которой я была подвержена после работы в психиатрии, однако которую мне, я надеюсь, удалось преодолеть. 
Мой старший ребенок в процессе родов получил осложнения и как следствие - ряд неврологических проблем. Поскольку "яжепсихолог", мною было принято решение навалиться на ребенка с коррекцией. Это дало свои плоды, к возрасту 4 лет он практически ничем не отличался от своих сверстников, не считая пары логопедических нюансов и некоторых особенностей поведения, которые годам к 6 также нивелировались. Однако к моменту когда началась школа, чем дальше, тем больше были очевидны отличия от сверстников в эмоционально-волевой сфере и поведении. Все это время я неистово отстаивала право ребенка быть таким же как все, гипервозбудимость списывала на нормативность возраста и пола, эмоциональную незрелость представляла как "застенчивость и наивность", а проблемы самоконтроля связывала с недостаточным опытом педагогов "заинтересовать" ребенка и т.д.. При этом ситуация с поведением только ухудшалась, я злилась от безысходности и иногда срывалась на крик, что, понятно, только усугубляло ситуацию. А по сути проблема заключалась именно в том, что страх "ненормальности" моего ребенка предъявлял требования которым он просто физически не мог соответствовать.
Да, со стороны получалось, что я отстаивала его ненормальность перед школой и кружками, акцентируя внимание на том, что ребенок с особенностями поведения ничем не хуже других детей, а главное какой интеллект, какая креативность! На самом же деле, отрицая его расстройство, я задавала ему запрет на право быть собой со своим расстройством. Я всячески давала сигнал о том, что "ты должен быть нормальным, ты такой же как все нормальные, ты должен вести себя нормально". А он даже если бы и хотел - не мог соответствовать этим ожиданиям, потому вел себя чем дальше, тем хуже. Когда я пересмотрела свое отношение к его состоянию, когда внутренне я позволила своему ребенку быть ненормальным, мне не пришлось менять ничего. Я распределила нагрузку адекватно его особенностям (а не "нормальным" детям), и просто стала замечать его просьбы и желания, которые пусть были эмоционально незрелы для его возраста, но они были важны ему и приносили ему удовольствие. Через пол года ребенок стал абсолютно другим. У него появились друзья, учителя наконец-то получили алгоритм работы с ним и заметили его положительные стороны, учеба превратилась в удовольствие, появились свои интересы и исчезли некоторые невротические симптомы. Все что я сделала, это приняла ненормальность своего ребенка и дала ему возможность быть таким, какой он есть на самом деле. Позже, когда в работе я сталкивалась с историями мам "особенных" детей, я поняла, что это проблема многих -"остановиться" и дать ребенку возможность быть "больным", не тянуть его в запредельные зоны, а помочь найти свое место и применить свои таланты в своем статусе.
Однако и в общении с другими родителями на кружках и в школе, мне доводится слышать как родители детей с обсессиями и компульсиями, энурезом, ментальными расстройствами говорят "это нормально, сейчас у всех детей что-то не так как у всех". Но как я уже писала, это не нормально и не у всех, и само по себе не проходит, а лишь усугубляется без должной коррекции. Т.е., если родитель отдает себе отчет в том, что поведение ребенка действительно отличается от поведения сверстников, или если ребенок резко "меняется", можно просто проконсультироваться у детского нейропсихолога. Это ни к чему не обязывает, не заставляет пить лекарства или "заводить карточку", однако в случае реальных проблем детского возраста, мы должны помнить, что чем раньше оказывается коррекция, тем лучше психологический прогноз того или иного расстройства.
Возвращаясь к взрослым, если читатель заметил подобное отрицание и за собой, хочу обратить внимание, что быть "не таким", это не страшно. Страшно наоборот все время маскироваться, переступать через себя и заставлять себя делать, то что запредельно, лишь бы никто ни о чем не догадался. Без принятия практически невозможно улучшить качество жизни, "полюбить себя" (а многие в своем неприятии ненавидят себя за свои особенности), найти своих людей (не бояться, что кто-то о чем-то догадается или будет смотреть неодобрительно), найти свое место в жизни (свое хобби и главное работу, соответствующую своим особенностям, а  не вгоняющую в еще больший ступор) и т.д.. Если вы боитесь психиатров, проконсультируйтесь хотя бы у специальных психологов (медицинских психологов, нейропсихологов, коррекционных и клинических психологов) или врачей психотерапевтов (психоневрологов). И надеюсь я смогла донести разницу между формулировками  "эй ребята, пусть моя маленькая особенность вас не пугает, я такой же как вы" и "да, ребята, я не такой как вы, но это не делает меня худшим, я также могу любить, дружить, играть, работать, творить и пр."

пятница, 17 февраля 2017 г.

Горе и депрессия эмигранта. О чем нас не предупредили перед отъездом.

Как уже было сказано, планируя переезд мы часто и много готовимся, собираем информацию, пытаемся подстелить соломку в разных сферах и пр. И тем не менее есть вещи, которых избежать нам не удастся. Это депрессия и горе. Если вы читали работы о психологи эмигрантов, вы знаете, что независимо от тех условий с которыми мы сталкиваемся в другой стране, так или иначе мы проходим через этапы: эйфории (когда нам все нравится, мы всем восхищены и пребываем в ожидании начала райской жизни);  туризма (когда мы начинаем осознавать, что мы являемся частью нового общества и правила касаются нас также, как и других жителей); ориентации (когда приходится детально разбираться с особенностями всех сфер, здравоохранения, законодательной, социального взаимодействия и обнаруживать несоответствие реальности желаниям. Именно эта стадия, как наиболее стрессовая становится разрешающим моментом для психосоматических расстройств и заболеваний); депрессии (когда количество накопленного негатива берет верх, и независимо от подготовки, каждый эмигрант берет паузу, для осмысления и примирения) и деятельности (которая в зависимости от психологической проработки эмигранта наступает быстрее или медленнее и носит характер гармоничной направленности или убегания в какую либо из сфер (кто-то зацикливается на работе, кто-то на общении, кто-то на соматических заболеваниях, а кто-то застревает в фазе депрессии и рискует присоединить другие психологические расстройства)).

Не многие отдают себе отчет в том, что горе (потеря) это неотъемлемая составляющая любого переезда, даже в пределах одной страны. Часто люди думаю, что они все продумали и работа есть и друзья и пр. и с ними не должно случится ничего плохого. Однако горе, как реакция на глобальную утрату присутствует всегда, ведь человек теряет не только конкретные дом, работу, круг общения, привычки и пр., а все те эмоции и переживания, которые он получал, благодаря тому, что имел. Он опустошается. Бывает люди говорят, что у них все было настолько плохо, что им терять нечего, наоборот только приобрести. Однако, на уровне физиологии и неосознаваемых процессов, человек не находился в вакууме, он мечтал и вдохновлялся, планировал, пребывал в состоянии ожидания позитивных перемен, что само по себе также вызывало определенные положительные переживания и выработку важных гормонов, которых теперь не будет (из серии "ожидание праздника лучше самого праздника"). Парадокс заключается в том, что часто, когда люди переезжают из плохих условий в очень хорошие именно отсутствие планов и фантазий о прекрасном останавливают выработку тех самых поддерживающих условно положительных гормонов, а использовать для получения удовольствия стимулы из вне он не может. По разным причинам, либо потому что не адаптируется (не знает язык, нет друзей, никуда не выходит и т.д.), либо потому что с детства научен бороться и откладывать все хорошее на потом , либо он стесняется своего статуса, озабочен тем, чтобы создавать благоприятное впечатление, поэтому стремится не показать свою "первобытность" (как обращаться с теми или иными благами цивилизации недоступными в опыте ранее) - вариантов превеликое множество, однако речь не об этом.

Речь о том, что так или иначе, человек испытывает опустошенность, растерянность, упадок сил, потерю нормального функционирования (т.к. привычные модели поведения становятся неактуальными) и пр.. Кто-то ощущает эту болезненную пустоту больше, кто-то меньше, во многом ситуация зависит и от условий в которых человек оказывается (компенсирует ли новое место потерянное, имеется ли поддержка) и от его психологических свойств, характера (ригидности мышления или лабильности, креативности, склонности к зависимостям и т.д.). Так или иначе, важно помнить о том, что переживание горя процесс хоть и неминуемый, но нормальный, он может длиться около 1 года (иногда больше) и для того, чтобы в нем не задержаться, можно проделывать различные техники направленные на работу с утратой. Минимально, что нужно человеку, это напомнить себе, что этот процесс естественный и что так будет не всегда. Затем позаботится о своем теле, о нормализации питания, сна, отдыха или наоборот физической активности. Понимать, что снижение либидо в этот период вполне может иметь место и потому не стоит требовать от партнера "заполнения пустоты" через секс и пр.. Понимать, что в состоянии стресса организм сам по себе находится в режиме дезориентации и может подавать неправильные сигналы, как, н-р, отсутствие аппетита или неадекватное восприятие своего состояния здоровья. Поэтому важно не только прислушиваться к себе, а и анализировать состояние "как давно и что я ел, как давно и сколько я спал, как часто и много я стал курить или выпивать, когда последний раз я делал что-то, что приносит мне удовольствие и т.д." , при этом не ожидая от себя чего-то особенного и быстрого. В работе с горем, мы всегда говорим - вам нужно взять себе немного времени. С точки зрения психологической коррекции, хорошо зарекомендовали себя письменные практики, различные техники самоанализа, проговаривание своих переживаний и пр.. Безусловно в зоне риска находятся люди, которые переехали срочно и/или "вынужденно" (по работе мужа, в связи с депортацией, по необходимости получить лечение, перевезли дети и т.д.). В целом же, для проработки своего состояния, эмигрантам важно придерживаться общих рекомендаций: выучить язык, найти круг общения, устроится на работу и/или учебу, найти хобби и пр. Вместе с тем, важно помнить о других 4 моментах, которые часто мы упускаем из вида:

1. Ностальгия. Наши воспоминания о прошлом, это воспоминания о наших чувствах и эмоциях. Ностальгируя по прошлому мы на самом деле хотим вернуть не ту квартиру, машину или еще что-то, на самом деле, мы хотим испытать те эмоции, которые мы испытывали тогда, когда были в той квартире, городе, с тем человеком и т.д.. Особенно важная когнитивная ошибка - временнАя. Спустя годы (почему чем старше человек, тем сложнее ему дается переезд), нам кажется, что там было хорошо, потому что было "там". На самом деле хорошо было, потому что мы были моложе, здоровее, активнее, у нас было больше энергии, планов, перспектив, возможностей и  т.д. Не в местности суть, а в том, какими мы были 20 лет назад. Даже если не 20, все равно возможности и ощущения с ними связанные постоянно меняются и с возрастом появляется больше преград и сложностей (да простят меня позитивные психотерапевты, но реальность такова, что организм элементарно "изнашивается" и теряет былую продуктивность. Чем меньше мы занимаемся его развитием и поддержанием, тем быстрее происходит процесс угнетения тех или иных психофизиологических функций). Даже если это временной параметр в 2 года, то 2 года назад мы были насыщены идеей переезда, она нас грела и вдохновляла и пр., теперь же мы переехали и с чего брать энергию вдохновения, достижения, преодоления и пр?). Это же подтверждают люди, вернувшиеся из эмиграции, но так и сумевшие вернуться к более счастливой жизни. Поскольку они ностальгировали не за местом, а  за своими эмоциями, которые уже не вернуть в силу времени. Таким образом, для уменьшения ностальгии важно понимание того, что вы печалитесь не за местом, людьми и возможностями, а  за теми эмоциями и чувствами, которые сопровождали вас там с теми и тогда (тем более, что современные технологии позволяют общаться с близкими и даже ездить друг к другу в гости). Работа по обнаружению недостающих переживаний и их компенсации - ключевой фактор для здоровой адаптации.

2. Депрессия. Осознание того, что депрессия так или иначе зайдет в ваш дом, дает вам возможность встретить ее с пониманием и принятием (как охранительную депрессию, как возможность остановится и подумать, взвесить все за и против, пропланироваться и т.д.), вместо того, чтобы думать, что "мне плохо, потому что все оказалось не так я рассчитывал, перспектив теперь нет, назад ехать некуда и здесь ловить нечего, я стратил, я лузер, у меня ничего не выйдет" и т.д.
Это можно сравнить с диабетиком, который знает, что у него диабет и потому когда он чувствует себя определенным образом - не паникует, а просто меряет сахар и делает укол. Знание не лечит его от диабета, но когда он принимает и понимает, что с ним - вместо суеты и рассеивания энергии понапрасну, он берет и делает так, чтобы было правильно, чтобы было хорошо. Как я уже писала в предыдущей статье, в группу риска входят люди с непроработанными ментальными расстройствами, потому что депрессия это не просто плохое настроение, это прежде всего гормональные изменения, нарушение в работе физиологии, что не может не сказаться на других психических процессах и здоровье организма в целом. Маскированная депрессия (в т.ч. соматизированная, в виде психосоматических заболеваний или т.н. затянувшейся акклиматизации, (об этом больше было в первой статье) - один из показателей того, что адаптация нарушена и высока вероятность, что без помощи специалиста процесс будет только усугубляться.



3. Ксенофобия. Нас готовят к тому, что "если хочешь влиться в социум, меньше общайся со "своими"". Однако нередко случается, что при переезде в другую страну, эмигранты оказываются в условиях многонациональности - живут среди таких же эмигрантов только из других стран. Это предполагает смешение культур, барьеры в общении, во взаимодействии, установлении контактов и пр.. Особенно уязвимы категории эмигрантов с детьми подростками, дошкольным и младшим школьным возрастом. Важно помнить, что разница не в национальности, ведь даже в нашей родной стране и нашем родном городе, есть множество людей совершенно отличных от нас по культуре, мировоззрению, установкам и моделям поведения. Более того, контактируя с другими эмигрантами, важно помнить и о том, что в каком-то смысле все участники процесса выстраивают взаимодействие через свою боль, через свою потерю. Поэтому желательно не делать скоропалительных выводов о том, как проходит адаптация у других, а главное о том какие они (а они скорее всего отчасти в защите, отчасти в потере, в избегании)и т.д.. Чем больше мы будем акцентировать внимание на разнице, тем сложнее - нам будет найти свое место в новой стране. А также, чем больше мы будем отстаивать свое право на воспитание детей согласно нормам принятым в нашей стране, тем больше мы можем столкнуться со сложностями закона и т.д.. Для многих эмигрантов очень сложно принять, что это не другая страна приехала к нам в дом, а мы приехали в другую страну, к другим законам, правилам и нормам жизни. Чем быстрее придет принятие (одного осознания мало), тем легче будет выстроить конструктивное взаимодействие с новым социумом. Проговаривание отличий и сходства с эмоционально независимым с вами человеком, помогает увидеть деструктивные стереотипы мышления, заблуждения и предрассудки, найти компромиссные решения и вместо отторжения, начать взаимообмен новым, интересным и полезным. Мой опыт работы в направлении транскультуральной семейной психотерапии дает возможность утверждать, что родственники и друзья в данном случае чаще выступают как деструктивный фактор, вместо помощи в принятии они поддерживают ваше стремление искать разницу и подтверждать то, что "у нас хорошо, а у них ужас-ужас". Такой подход только отдаляет эмигрантов от объективного анализа и здоровой адаптации.

4. Успешные люди. В свое время, исследования реакции людей на утрату, показали, что негативным реакциям больше подвержены люди, имеющие значительный финансовый и/или психологический ресурс. Это связано с тем, что они привыкают воспринимать мир как предсказуемый и управляемый, что они все могут контролировать, с легкостью решить любую проблему, что они знают практически все и т.д.. Такие люди не могут допустить, что что-то выходит из под их контроля (это становится разрешающим моментом для проявления соматизированного невроза - кардионевроза, невроза желудка, мочевого пузыря и т.д., им начинает казаться, что они теряют контроль над своим телом), и уже такие обстоятельства вынуждают их обратиться за помощью. По факту это приводит к тому, что они игнорируют симптоматику указывающую на проблемы и отказываются от работы со специалистами, пока расстройство или заболевание не загонит их в тупик. Однако в психосоматической психотерапии такой клиент может отметить, что у него действительно имеется язва, однако отрицать, что он испытывает какие-либо сложности в отношениях, в быту или работе, что у него есть какие-либо психологические проблемы, что его поведение возможно деструктивно и т.д.. Большинство терапию прерывают, поскольку считают, что психолог занимается не тем, чем нужно (я пришел к вам лечить язву - учиться меньше нервничать, а не про папу разговаривать). Если в таком описании вы узнаете себя, важно понять, что так проявляются защитные механизмы, и чем раньше вы решитесь на то, чтобы довериться специалисту, тем выше вероятность благоприятного исхода. К сожалению, когда "внутренний голос" остается не услышанным, психика вынуждена прибегать к физической сублимации проблемы. Потеря же здоровья, как психического так и физического рано или поздно начинает сказываться на всех сферах жизнедеятельности - семье, работе, отдыхе, общении и т.д.. Чем дальше заходит проблема, тем сложнее и длительнее идет процесс восстановления.

В какой-то момент у читателя может возникнуть ощущение, что  в эмиграции сплошные проблемы. На самом деле все не так страшно и за каждой депрессией, за каждым горем и пр. наступает адаптация и просветление, когда мы не прячемся в ракушку "авось рассосется как-нибудь" -  любая проблема имеет свое решение.  Ведь выбирая страну мы не просто ткнули пальцем в глобус, а наверняка видели в ней особые преимущества, то, на что мы делали ставки переезжая. Разобравшись в себе, проанализировав ситуацию, изменив то что можно изменить и приняв то что изменить нельзя, а главное наполнившись, мы наконец-то можем воспользоваться теми возможностями, которые дает нам переезд. Учитывая отмеченные выше факторы, и используя общепринятые рекомендации, адаптация проходит быстрее, легче и эффективнее. Основной же акцент мы ставим на анализе личности, самоидентификации, поскольку новая среда рождает "новое Я", и только расставив по местам свое Я-реальное и Я-идеальное, мы находим ответы на многие вопросы, в частности - как воспользоваться данной возможностью - переездом и реализовать себя максимально и с удовольствием.

Автор: Анастасия Лобазова — психолог-психотерапевт, специалист по психосоматике
Источник: https://psychosomatist.com/psihosomaticheskoe/psihosomatika-gore-i-depressiya-emigrantov/

среда, 15 февраля 2017 г.

Эмиграция это не страшно, главное не потеряться в иллюзиях

У эмиграции как правило есть 2 стороны - до и после. Начиная работу психолога мне довелось работать в специализированной языковой школе. Там выпускники свободно владеющие 4-5 языками обычно поступали на "ин.яз" и свое будущее связывали с заграницей. Мы прорабатывали с ними общие, как мне казалось тогда, психологические моменты, в то время, как уже сегодня, благодаря появлению скайпа, я получаю обратную связь о том, что они были ключевыми. В этой статье, я хочу написать о том, что помогает "приземлиться помягче". В следующей я уделю внимание аспектам, с которыми сталкиваются эмигранты на самом деле, вопреки своим "проработанным" ожиданиям.
Итак, первое, на что я хочу обратить внимание, это общепсихологическая проработка. Те кто изучает статьи и блоги, начитаны о самых главных проблемах в числе которых социализация, медицина, законодательство, бытовые нюансы, языковый барьер и пр.. Логически мы понимаем это, однако прочувствовать и принять сможем только тогда, когда столкнемся с отсутствием возможности вызвать врача или купить привычные лекарства в аптеке. В то же время, даже прочувствовав ту или иную проблему, по факту реагируем мы на нее по-разному, и одного человека стресс отпускает через день, а для другого пережитое становится непреодолимым препятствием. Потому что мы разные, потребности, ожидания и ценности разные и каждому нужно что-то свое. Чаще мы смотрим на друзей, знакомых или просто кумиров, которые переехали, примеряем их опыт на себя и думаем "да это не проблема, да это я потяну, с этим справлюсь". По факту же мы просто другие, и озвученные ими минусы действительно могут быть не проблемой для нас, а то, что для нас проблема, наш друг даже не упомянет, потому что не придал этому особого значения. Таким образом, планируя свой переезд, меньше всего нужно ориентироваться на эмоциональный опыт других людей,  даже если у нас одна и та же профессия, возраст, семейное положение и пр..
Обычно для того чтобы подготовиться, я предлагаю своим клиентам заняться глубинным самоанализом. Читателю же можно предложить следующее:
1. Достаточно часто бывает так, что озвучивая одни предпочтения, человек прячет за ними совсем другие потребности. Вы же можете взять общеизвестный круг баланса жизненных сфер и отметить разными цветами (по 10 бальной шкале, где 10 это все отлично, а  0 - сфера в стадии запущенности):


1 - каково состояние каждой из моих сфер в моей жизни сейчас.
2 - каким бы я хотел видеть наполненность сфер в идеале.
3 - как я вижу изменится моя наполненность сфер при переезде (вы знаете заранее едете вы с приглашением на работу или на социал, едете нелегально или с быстрой возможностью получить гражданство, там уже все ваши друзья и родственники или вы первопроходец, на каком уровне ваше знания языка и т.д.)
Отмечая балы нужно в первую очередь быть откровенным с самим собой. Тогда такая схема поможет наглядно отметить не обманываете ли вы себя, когда думаете, что ваша жизнь улучшится. Также вы сможете понять, какие сферы для вас более значимы, более уязвимы и чему конкретно стоит уделить внимание для подготовки. (В сферу с прочерками впишите, то, что для вас важно, но не представлено в этой картинке). Результаты можете обсудить с вашими близкими, возможно они заметят в вашем круге что-то, что не видите вы.
2. Если эмиграция не является для вас вопросом необходимости и безысходности, а является больше вариантом поиска душевного равновесия и лучших условий для самореализации, то самый простой способ анализа и адаптации, это конечно обучение или работа за рубежом. Если вы действительно хотите переехать навсегда, вам нужен не столько материальный ресурс, сколько информационный, моральный и физический. Когда вы чувствуете в себе много нереализованной энергии для обучения и деятельности - вам карты в руки.
Оказываясь за границей в рамках учебы или работы, вы имеете некий психологический буфер, который каждый раз, при столкновении со стрессовой ситуацией напоминает вам - "это не навсегда, я могу уехать". Безусловно есть люди, которые не могут добыть там до окончания контракта или срока обучения. Только за последних 9 месяцев у меня было 4 случая студентов с психосоматикой, которых родители отправляли учиться за границу, но окружающая действительность становилась для них настолько сложной, что в ход вступало тело - ВСД переходящая в паническое расстройство, обсессии с СРК (невроз желудочно-кишечного тракта) и РПП (анорексия и ожирение), которые помогали "пугать" родителей и возвращать их домой, не заканчивая обучение.
Да, зачастую это своего рода фильтр. Если человек завязан на контракте или финансовых обязательствах (не может просто взять и уехать назад), психосоматика является одним из симптомов того, что вероятно лучше попробовать строить карьеру на родине (ну или по крайней мере точно не в таких условиях, что-то нужно менять). Именно поэтому учеба и работа за границей является в каком-то смысле тренажером-испытателем, который помогает развеять иллюзии и увидеть обстановку более объективно.
У вас появляется возможность примерить на себя жизнь реального жителя этой страны, а не туриста. Социализация, законодательство, медицина, бытовые нюансы - все открывается перед вами таким, какое есть, без прикрас. Вы получите возможность совершенствовать языковые навыки, ознакомиться с национальным колоритом и особенностями (т.к. часто студенты недоумевают, что страны воспетые в поэзии учебной программы ВУЗа на деле оказываются далеки от того, о чем они мечтали, что элементарные продукты вроде молока и хлеба могут стать деликатесами и пр., в то время как людей постарше зачастую ставят в тупик особенности национального воспитания, общения и обращения с детьми. Ведь мы можем пытаться выстраивать свои границы, но выстроить границы вместо ребенка, особенно когда происходящее может не соответствовать нашими установками и действиями, процесс значительно более сложный). И в случае если плюсов больше, чем минусов, вы только укрепитесь в своем решении, при этом уже создадите некий круг знакомств, наработаете вспомогательные алгоритмы решения тех или иных вопросов, привыкните к местной флоре и фауне, поймете свой языковый уровень и пр. Если же минусов окажется больше, то вы получите либо образование, которое добавит позитивных возможностей для трудоустройства, либо просто заработаете деньги.
3. Возможно написанное выше для кого-то очевидно и так (хотя на практике я знаю, что это далеко не всем очевидно;)), но уж точно большинство людей планируя переезд совсем не задумываются о своем ментальном здоровье. Часто эмигрируя люди обращаются к стоматологу и проводят тщательное обследование всего организма, подлечивают заранее все, что вдруг обнаружено, поскольку  лечение за границей и мед.обслуживание это больной вопрос для большинства эмигрантов. А переехав, через время  они с удивлением обнаруживают различного рода вдруг появившиеся болезни, которые нивелируют всю подготовку. Обычно мы говорим об акклиматизации, которая проявляется в виде симптомов не связанных с каким-то особенным заболеванием. У кого-то они проходят быстрее, у кого наоборот усиливаются и появляются новые. Как вы наверное уже догадались, таким образом чаще всего проявляется соматизированная форма депрессии (во второй статье мы будем говорить о том , что фазу депрессии проходят все эмигранты), и прогноз каждого отдельного случая зависит именно от общей психологической проработки, поскольку все ранее подавляемое обостряется и вылезает наружу. В зоне риска находятся люди, которые знают за собой резкие перепады настроения, часто подавленное настроение и апатию, различного рода зависимости, особую озабоченность своим внешним видом, фигурой и весом, также люди, которые знали за собой излишнюю тревожность или конкретные страхи, и люди, которые отмечали у себя некоторые "пунктики" в отношении границ, чистоты, порядка, времени, прав и обязанностей и пр..
 Некоторые клиенты мне говорили, что читали на форумах эмигрантов будто бы никто за границей не считает расстройства типа депрессий, обсессивных расстройств, паники и пр. проблемами и люди ходят себе на работу, лечиться не думают и сами по себе справляются. Это заблуждение. На самом деле проблема заключается в том, что медицинская служба устроена таким образом, что люди просто пасуют перед системой, не обследуются и не обращаются к специалистам. Причины тому разные, основная - слишком дорого и морочно, т.к. нужно еще доказать, что тебе действительно плохо, второстепенная - недоверие специалистам и нарушения  мышления в ряде психологических расстройств (со мной все в порядке / это не страшно). Здесь казалось бы работа по скайпу - идеальная возможность наладить здоровье эмигранту - а нет. Поскольку обращаются люди чаще всего в запущенной стадии, и им нужна медикаментозная поддержка, чего по скайпу пусть даже врач (не говоря о психологе),  сделать не сможет. Психике приходится находить самый неприятный вариант - соматизировать душевные расстройства, и тогда клиент имеет возможность хотя бы получить помощь профильного специалиста по страховке и пр..
Поэтому очень важным является своевременное выявление различного рода психологических расстройств и их проработка. Это не значит, что вы избавитесь от "депрессии" до переезда, это значит, что вы пропланируете свой переезд с учетом ваших ментальных особенностей и с подготовкой к тем или иным состояниям, работе тела и пр. Т.е. вы узнаете больше о характерной и условно безопасной для вас симптоматике, о своих слабых и сильных зонах и о том, что нормально и нет, а главное как с этим справляться в вашем конкретном случае. Особенно обратить внимание на такую проработку нужно, если в вашем роду были случаи каких-либо психологических расстройств, сложных соматических заболеваний (наследственные хронические), и если вы знаете за собой, что склонны к депрессии, если в анамнезе есть паническое расстройство (атаки) и различного рода обсессии, фобии или тревожное расстройство, расстройства пищевого поведения, конкретная психологическая травма или органный невроз и пр., поскольку как уже было сказано, эмиграция, является триггером для усугубления ментальных расстройств и более подробно о причинах, механизме и других тонкостях я напишу в следующей статье.
4. Когда мы говорим о различного рода расстройствах, это не каждый может примерить на себя и слава Богу). В то же время, некоторые люди, часто испытывают иллюзии на предмет того, что изменив страну обитания, они смогут решить свои вопросы поведенческого характера.  Мы часто мыслим формулой "хорошо там, где нас нет" и выстраиваем неоправданные ожидания относительно переезда. У меня плохая работа не потому что я не приложил усилий для самореализации, а потому что страна плохая. Я плохо выгляжу не потому что не слежу и не ухаживаю за собой должным образом, а потому что денег нет (страна такая бедная). У меня нет друзей не потому что я имею сложности в установлении контакта и поддержании коммуникаций, а потому что люди вокруг серые (менталитет в стране такой) и т.д.. Здесь важно понимать, что если у вас проблемы с самооценкой, уверенностью в себе, установлением конструктивных связей, межличностным общением, самореализацией, профориентацией и т.д., одна только смена места жительства не сможет решить их.
Другая, более развитая и личностноориентированная страна даст вам 100-500 возможностей, но это вовсе не значит, что вы сможете их реализовать, если вы не работаете над собой, если вы не знаете себя и не знаете каковы ваши личностные инструменты реализации. Вы можете переезжать из страны в страну, из города в город в поисках более благоприятных условий для развития, однако при этом вы всегда будете оставаться самим собой, вы не убежите от своих "недо", если не избавитесь от них "изнутри". Если вы хотите что-то изменить в вашей жизни, выйти на более качественный уровень, то эмиграция это всего лишь 1 из 100 вспомогательных элементов. Потому планируя переезд важно понимать, в чем на самом деле причина поиска и личной неудовлетворенности, какие на самом деле потребности, желания, перспективы, ожидания вы выстраиваете и т.д..Только отбросив иллюзии вы сможете понять "поможет" вам переезд в самореализации, или станет источником еще больших проблем. Изучите себя и услышьте. Ведь на самом деле в глубине каждого из нас есть все для того чтобы быть счастливым, удовлетворенным и реализованным. Здесь и сейчас ;)

пятница, 10 февраля 2017 г.

Право на диагноз. Почему психолог ставит диагноз.

Я написала большой текст о том, на каком свете находится психологическая диагностика на самом деле. А потом взяла паузу и через время решила, что в этом вопросе не стоит вдаваться в директивы, а достаточно будет формулы "предупрежден - вооружен", чтобы каждый мог сделать сам свои выводы и решить, что для него важно, а что нет. Таким образом просто излагаю свою точку зрения, сформированную описанными случаями из практики.
С самой студенческой скамьи многие преподаватели в ВУЗе доносят до студентов очень важное сообщение, что основное отличие психолога от врача заключается в том, что психолог не назначает медикаментозное лечение и не ставит диагноз. Это было особенно важно, когда люди практически ничего не знали о психологах и боялись к ним обращаться по следам "карательной психиатрии". Поскольку  в психиатрии "разговорный метод" также имеет место, именно отделение себя от медицины ("мы не лечим") помогало многим психологам привлекать клиентов. Но потом получилась путаница, психотерапевтами перестали быть только врачи и пришлось реабилитировать термин "терапия", с диагностикой же еще разобрались не до конца. И сейчас, как никогда раньше, она требует уточнений в форме "психолог не ставит врачебный диагноз", поскольку диагноз это всего лишь др.-греч. διάγνωσις , что означает "распознавание, определение". А сама по себе формула "психолог не ставит диагноз" приводит лишь к тому, что некоторые специалисты действительно перестают проводить вообще какую-либо диагностику и нередко работают даже не по "терапевтическому опыту", а просто по наитию, методом тыка.
Ведь на самом деле, постановка психологического диагноза - один из самых важных этапов начала работы с психологом или психотерапевтом. Поскольку человек обращается к специалисту для того, чтобы изучить или исправить что-то конкретное, не выявив (не распознав) это самое "что-то" которое действительно нуждается в коррекции, и исправить его вряд ли получится. Диагностика психолога и психотерапевта по сути своей могут отличаться. Обучаясь целому разделу науки "психодиагностика", психолог осваивает навыки работы с определенными тестовыми методиками, анкетами и опросниками, учится выдвигать гипотезы и проверять их экспериментальным путем и т.д. Провести любое психологическое исследование без диагностики просто нереально, поскольку нужно изучить и зафиксировать объективные (а не "я считаю") результаты тех или иных свойств человека "до" и "после" воздействия. Т.е., переводя в плоскость психологической коррекции, психолог имеет все, для того, чтобы заподозрить проблему, проверить свои предположения, выбрать соответствующий метод коррекции и проверить его эффективность (получить результат).
Психотерапевты же больше делают упор на диагностику в рамках направления которому они обучены и квалифицированы как специалисты. В любом направлении, в котором бы психотерапевт ни работал есть понятие нормы (как обычно есть у большинства людей), патологии (как отличается от обычного большинства), причин по которым происходит то или иное отклонение и методов коррекции (как исправить то, что "сломалось", если это необходимо и возможно). Для более детального изучения, можно ввести в поисковик запрос "диагностика в ...", добавив то направление которое вас интересует. Я же для примера могу привести диагностику в направлении ТА (транзактный анализ), которая включает в себя изучение эго-состояний клиента, сценариев, скрытых и деструктивных транзакций и пр., по итогу чего психотерапевт делает выводы в чем и над чем предстоит работа в том или ином случае.
Часто в сети пользуются популярностью различного рода статьи о пограничных личностях, нарциссах, невротиках, существуют различные классификации зависимостей и созависимостей и т.д., однако читающим тоже важно понимать, что все это не просто слова объединяющие какое-то поведение, а это действительные "диагнозы", которые ставит специалист. По наличию симптоматики, мы можем заподозрить в себе то или иное психологическое расстройство, но это не всегда означает, что оно у нас есть на самом деле. Повышенная тревожность, неуверенность в себе и заниженная самооценка (еще нужно разобраться заниженная ли)) тоже могут выступать предметом для психологического исследования и коррекции. Если психолог делает заключение, это не значит, что оно будет звучать как медицинский диагноз, однако любое заключение имеет место именно в следствие диагностической процедуры.
В случаях когда специалист не проводит диагностику, он по сути работает ни с чем, просто может выслушать, ответить на вопросы и все. Если цель обращения к психологу - внимание и поддержка, то все на своих местах. Решение же конкретной проблемы невозможно без ее выявления, уточнения и определения. В психотерапии психосоматических расстройств, проблема диагностики стоит особенно остро, поскольку часто телесные заболевания являются сублимацией именно когнитивных расстройств (человек не может оценить свое состояние объективно). Нередко встречается и анозогнозия (более подробно в следующей статье), где слепое следование формуле "все болезни от мозгов" и "у болезней духовные причины и лечиться нужно у психолога", приводит к тому, что люди отрицают ("видят, но не замечают") наличие реальных клинических симптомов, и доводят себя до сложной соматической патологии или до крупной психиатрии. Поэтому в первую очередь, важно, чтобы специалист по психосоматике четко разделял психосоматические расстройства от психосоматических заболеваний, и все связанное с разницей этих процессов.
Как и обещала в начале статьи, я приведу более яркие примеры из своей практики, о том, как настоящее, живое психологическое консультирование и психотерапия изменили мое пост ВУЗовское понимание сути вопроса. Эти случаи касаются именно психосоматических расстройств, а не заболеваний, поскольку апеллировать к диагнозу при соматическом заболевании гораздо проще, чем при расстройстве, где сложно что-либо "прощупать".
Случай 1 - после длительных диагностики и анализа, я объяснила клиентке, что происходит на самом деле с ней, в каких моментах и как именно она манипулирует мной, и какой прогноз может быть исходя из ее состояния. Реакция была приблизительно такая "психолог вы ужасный, говорить такое не имеете право, нанесли мне неизлечимую душевную травму и грош вам цена".  Поскольку когда я начинала работать, была весьма придирчива к соблюдению протокола консультирования, к стандартизированным диагностическим методикам и пр. я обратилась за "супервизией" к бывшим преподавателям, и мне объяснили, что психолог диагноз не ставит и клиент не за диагнозом к нему приходит. Однако психологический катамнез показал, что проблема перешла действительно на предполагаемый уровень.
Ситуация 2 - спустя время, ко мне обратилась другая клиентка, с вполне очевидным пограничным расстройством личности. Имея опыт того, что "диагноз психолог не ставит", я всячески старалась быть понимающей, принимающей и полезной. Однако в такой ситуации работа превращалась в банальный пинг-понг, она манипулировала мной, я отражала ее манипуляции и старалась докопаться до сути того, что за ними скрывается. Работа выматывала, результата не приносила, в какой-то момент я не выдержала, приняла решение терапию закончить и объяснила ей что происходит, почему и как. Клиентка сказала, что даже не думала, что ее поведение "работает" таким образом, несколько раз попробовала вести себя иначе, а через время написала, что у нее все наладилось, что она мне очень благодарна и рада, что я ей "открыла глаза". По итогу она действительно проделала большую работу над собой, и научилась быть более конструктивной в своем статусе, потому что уже знала с чем работает.
Ситуация 3 - спустя несколько лет, подобная история повторилась с той разницей, что клиентка была "психологически грамотной" и я посчитала, что раз человек настолько начитан в психологии, значит он сам понимает, о чем говорит его расстройство. Однако проблему решить нам не удалось, поскольку "начитан в психологии" и "психолог" это не одно и то же, также как неучтенное мною искажение восприятия клиентки по причине пограничного расстройства. Несмотря на то, что на словах клиентка благодарила, было очевидно, что она не удовлетворена. Только в конце я "осмелилась" порекомендовать ей работу со специальным психологом, т.к. совокупность психологических расстройств имела неутешительный прогноз. После я себя очень корила за то, что не обсудила диагноз с ней сразу, возможно если бы она понимала, что происходит на самом деле, то относилась бы иначе к нашему взаимодействию. Эта клиентка не дала обратную связь после терапии, а сам случай показал мне, что независимо от того, готов клиент услышать диагноз или нет, он должен быть предупрежден о том, что мы видим, как специалисты.
Ситуация 4 - клиент мужчина, с ментальным расстройством. К тому моменту у меня уже был достаточный опыт работы с психологическими расстройствами, поэтому его поведение для меня было отражением той душевной боли, которую он испытывает. Я спокойно реагировала на его вспышки ярости (благо мы работали по скайпу)), и перепады от обвинений до извинений.  Проблема заключалась в том, что в отличие от других клиентов с ментальными расстройствами, которые приходят ко мне с готовым диагнозом невролога или психиатра, этот категорически отказывался от обращения к врачу. Сам факт того, что я могла поставить ему диагноз в рамках клинической патопсихологии не имел никакого значения, потому что он отрицал серьезность проблемы, предъявлял претензии что я обязана ему помочь т.к. я специальный психолог, а психолог с "психами" не работает. Его проблема была решена частично, поскольку то, что имело физиологическую природу не могло быть скорректировано без врачебного вмешательства. Однако я сделаал важный вывод о том, что иногда важно не только ставить диагноз, а и фиксировать это в письмах и сообщениях.
Это связано с тем, что я не могу отвечать за другого человека, в то время как в случае неблагоприятного исхода, ко мне первой будет вопрос "вы что не видели, что с ним происходит, почему вы не отправили его к врачу?". В нашей стране я никак не защищена законом, а подобная практика очень помогла мне в других ситуациях работы с депрессивными, склонными к суициду клиентами. Особенно демонстративному суициду. За границей даже существует такое правило, что когда клиент выходит из терапии, специалист сообщает об этом в учреждение, которое направляло клиента, чтобы зафиксировать тот момент, когда клиент уже вне зоны ответственности психотерапевта.
Почему я поднимаю этот вопрос?
Потому что с одной стороны, каждому  НЕ специальному психологу важно помнить, что психологическая диагностика реально существует и при "странном" поведении и симптомах, или эмоционально "сложной" истории клиента, она должна быть произведена в рамках методов, которым обучен специалист в ВУЗе или конкретном психотерапевтическом направлении. С другой стороны, если кто-то запутался в том, что происходит, всегда можно отойти в сторону и попробовать посмотреть на проблему с самого начала - как должно быть, что не соответствует, в чем причина и как ее устранить. Этот "план" есть у каждого направления. Возможно кто-то подумает "конечно, ей легко рассуждать, она работает на стыке с медициной и для нее диагноз это обыденность". Однако это не совсем так, даже если человек обращается с проблемами самооценки, застенчивости и пр., мы так же исследуем его уровень притязаний, тревоги и пр., для того, чтобы знать с чем на самом деле мы будем работать. Иначе все рискует превратиться в "Мне страшно - Не бойтесь / Я неуверен в себе - Вам просто нужно поверить в себя / Никак не решусь - А вы просто отбросьте сомнения" и т.д.)
Я много выкладываю публикаций известного психотерапевта Дж.Коттлера о так называемых "Трудных клиентах". Они действительно существуют и действительно психотерапия с некоторыми из них превращается в испытание, которое не стоит никаких денег для человека, работающего своей личностью, своей душой. Однако важно помнить, что иногда именно мы, психологи и психотерапевты делаем своих клиентов трудными, не распознавая того, что они пытаются донести до нас своими "симптомами". Здесь всегда есть время для супервизии, взгляда со стороны, самоанализа и информации для размышлений. Пусть даже информации, которая на первый взгляд кажется противоречит нашему квалификационному фундаменту.

среда, 8 февраля 2017 г.

Ода моей безграмотности или дисграфия VS атихифобия

Легкая ирония в начале рабочих будней еще никому не мешала) Не знаю как интерпретирует написанное читатель, со своей стороны могу сказать, что в написанный текст я больше вкладываю информацию для размышлений, и очень не хотелось бы, чтобы ее восприняли как некое морализаторство. Поскольку именно в морализаторстве суть проблемы и состоит. Да, бурное развитие интернет технологий выстроило систему не только для обмена информацией, создания и укрепления связей. Для многих это создало возможность сублимировать свои подавленные таланты, индивидуальные особенности и различного рода незаурядные способности, о существовании которых многие из нас могли даже не догадываться. Но ксенофобия, она как температура тела, есть всегда и во всем. С разницей лишь в том, что может быть 36,6 - распознать разность и выстроить отношения, а может 38 и выше - принести вред как самому индивидууму, так и окружающим. Мы научились справляться и с этим, благодаря свойствам в сети создавать закрытые группы, банить недоброжелателей и скрывать свои страницы от "дурного взгляда". Однако в связи с тем, что человек по сути социален, все же сидеть в закрытом пространстве не всегда получается, и выходя из своей "зоны комфорта" мы всегда рискуем нарваться на людей, которые как бы специально охотятся за негативом, разрушением, и если долго нигде ничего не находят, то провоцируют склоки сами.
В связи с тем, что последнее время я сама лично пыталась писать короткие художественные заметки, я неизбежно стала попадать в различные группы обучения писательскому мастерству, и узнала истории некоторых людей, которыми хочу поделиться с вами.
В различных кругах бытует мнение о том, что ассоциация "грамотности" с уровнем общих интеллектуальных способностей, мировоззрения, успешности и пр., являются своего рода психическим атавизмом, поскольку в те времена, когда зарождались такие понятия все было очень просто. Если у тебя есть возможность, ты посещаешь школу, читаешь книги и соответственно относишься к определенному кругу людей. Малограмотный же = не образованный = бездуховный = бедняк. Сегодня многие лингвисты обращают внимание на то, как стремительно меняются формы и правила общения, с появлением тех же интернет технологий, включая смайлики, различные языки программирования (как пришедший из ИТ сферы "падонскафский" сленг в противопоставление интеллекта грамотности), замены символов, смешению языков (в т.ч. включению американизмов) и пр. Если раньше, человек малограмотный считался необразованным, то сегодня тенденция такова, что чем больше языков, включая символические и знаковые человек знает, тем выше вероятность того, что он будет  допускать больше ошибок в родной речи (снимается функция контроля). Не могу сказать, что это печально, поскольку именно сегодня, как никогда раньше, становятся популярными профессии корректоров, редакторов и т.д. И если человек в глубине души перфекционист или врожденный" граммар-наци", у него есть уникальная возможность мягкими рекомендациями и подсказками улучшить свое благосостояние.
Однако другой современной стороной медали стали более качественные исследования в области психологии и нейропсихологии. И сегодня уже не секрет, что многие творческие люди страдают различного рода нейропсихологическими расстройствами. Н-р, передать свое душевное состояние в сублимированной форме в виде художественного произведения или музыкального, особенно хорошо получается у так называемых алекситимиков, людей которые испытывают затруднения в передаче своего эмоционального опыта словами. Таким образом, человек может быть одновременно прекрасным художником, интеллектуальным, образованным и высокодуховным, при этом писать достаточно корявые тексты.
Также, последнее время ученые все больше уделяют внимание распознанию и коррекции (усиленно работают с детьми, потому что чем младше возраст, тем выше вероятность скорректировать проблему и наоборот) такого расстройства как дисграфия. При нем человек с  абсолютной сохранностью и высокими показателями интеллекта,  совершают нелепые ошибки в письме, даже когда наизусть знает все правила и умеет их применять.
Различного рода ментальные нарушения могут влиять на память и особенно на внимание. Часто люди сами не до конца осознают, что находятся в состоянии депрессии, что страдают тревожным расстройством (а таких в сети очень много, именно потому что повышенная тревога не дает им возможности выстраивать отношения в реальной жизни). Игры разума, которые мы называем когнитивными искажениями, подлавливают нас буквально на каждом шагу. Иногда мы абсолютно уверенны в своей правоте, неистово доказываем что-либо, а в результате оказывается, что просто в нашем мозгу произошла нехитрая дефрагментация и какая-то информация переместилась на другую полочку.
Зачастую различного рода писательские "издания" приглашают на ставку корректора и редактора, поскольку знают что человек, который пишет большие тексты (если это не заказ, который постоянно корректируют) всегда эмоционально вовлечен, поэтому зачитываясь он видит не буквы и запятые, а включается в эмоциональные переживания и образы. Поэтому так часто можно увидеть описки, несогласованные окончания (переписал фрагмент, а где-то окончание осталось от предыдущей мысли) и т.д. Так многие журналисты , блогеры и писатели могут отметить, что когда они откладывают текст, возвращаясь к нему через время видят его несколько иначе и вносят поправки, и длиться этот процесс может бесконечно. Чем больше эмоций за текстом, тем больше т.н. "авторской пунктуации" о правилах которой тоже ведутся споры среди лингвистов (н-р, для акцента писать слово с заглавной буквы в середине предложения, или перенасытить текст кавычками, подразумевая условность обозначения, комбинировать несуществующие слова и т.д.). Особенно часто это бывает когда человек владеет несколькими языками, поскольку за каждым звучанием в том или ином языке может стоять разный визуальный символ и человек пытается передать нечто среднее, не выраженное прямо. А чем более языки подобны по структуре, тем выше вероятность допущения и других ошибок.
Бывает, конечно все и гораздо проще. В моей личной практике был случай, когда и я испытала существенный языковый комплекс. В институтах нашего города обычно очень много иностранцев и переселенцев, и однажды ребята приехавшие с "Запада" высмеяли мой язык и говор. Это надолго отбило желание общаться на украинском. Только через время  я узнала, что из всех существующих диалектов именно Полтавский (слабожанский) является литературным языком. А они наоборот говорили на местном суржике украинский+румынский+польский) Потому лично я в эти игры больше не играю). Однако сейчас, когда у меня уже немалый опыт работы с разными людьми, я с удивлением и огорчением осознаю, сколько много интересного и действительно талантливого мы теряем из-за страха осуждения и обсуждения, из-за чужой оценки, причем не факт, что профессиональной. Ведь профессионалы несколько иначе ведут себя в разговоре, представьте хотя бы на минутку, если психолог станет над каждым и будет комментировать все действия с точки зрения допущенных вами потенциальных ошибок)
Как вы уже наверное догадались, я хочу напомнить и о том, что когда человек открывается нам с какой-либо стороны, и делает это не всегда лингвистически грамотно, нам нужно помнить о том, что "худший совет - непрошенный". Как недаром по правилам этикета принято делать вид, что вы не заметили когда человек чихнул, а не бросаться причинять добрые пожелания с привлечением внимания к его здоровью. Возможно, делая замечание о чужой малограмотности, кто-то на самом деле страдает от обсессивно-компульсивного расстройства или атихифобии. Бывает такое, что человек испытывает страх и панику при виде ошибок, создает различные ритуалы, для того, чтобы ошибки не допускать, а при обнаружении ошибки "злостно карает" как саму ошибку, так и человека ее допустившего и пр.. Безусловно бывают и случаи травматического школьного опыта и невроза на этой почве. Однако в таком случае, важно прежде всего уделить внимание своему душевному и психологическому здоровью. В большинстве же воспитание наше таково, что многие люди имеют искусственно заниженную самооценку, и стараются ее повышать за счет принижения других людей. Есть некоторая разница, между желанием помочь человеку исправить нечто, дав альтернативный вариант ошибке, и между желанием доказать самому себе, что ты хоть в чем-то лучше других. Когда разница эта ощутима, и кто-то видит ее за собой - об этом также имеет смысл поразмышлять.
Хочу ли я сказать этой заметкой, что призываю попускать безграмотность и забросить обучение языку? Конечно нет. Не с точки зрения морализаторства, а  с точки зрения таковой, что чем больше мы придерживаемся  общепринятых правил, тем выше вероятность того, что мы будем поняты собеседником  и наоборот. А передача информации, это одна из ключевых функций речи. Этой заметкой, я скорее хочу отметить, что как любая форма оценивания, оценивание человека по грамотности - дело субъективное, а чаще проективное. Вряд ли мы знаем, что на самом деле стоит за малограмостностью того или иного индивида, и как наше замечание может повлиять на его дальнейшую судьбу. В то время как свое состояние и свою реакцию мы можем проанализировать детальней. В чем суть вопроса, мы реально хотим помочь человеку исправить ошибки, или мы хотим самоутвердиться за чей-то счет?  И как во всех других деятельностных сферах - если мы можем нечто исправить - давайте исправим, если нет - примем таким, какое оно есть)

среда, 1 февраля 2017 г.

Как записаться на консультацию по психосоматике? Контракт

В связи с тем что последнее время все большее количество людей выбирает консультирование по Skype, возникает необходимость в публичном описании наиболее распространенных организационных вопросов оказания услуг в сфере психологического консультирования. Важно выделить время и ознакомиться с контрактом полноценно и вдумчиво, однако сразу можно отметить, что основной его посыл в том, что каким бы ни был Ваш запрос работая со мной Вы гарантировано получаете: конфиденциальность; принятие клиента таким какой он есть; поддержку и полную включенность в решение Вашего вопроса; работу с личностью, а не с диагнозом; компетентность специалиста и индивидуализированный подход (выбор тактики и достижение результата у каждого клиента разные). От клиента же, для достижения результата в первую очередь важными становятся доверие и уважение границ психотерапевта. Более детально организацию взаимодействия можно описать следующим образом:
1. Запросы в которых я консультирую на протяжении последних 17 лет, сводятся к:
  • психосоматическим расстройствам (включая ипохондрию, функциональные синдромы и конверсионные симптомы - когда клиент ощущает себя больным, но врачи ничего не находят);
  • психосоматозам (классическим: бронхиальная астма, нейродермит (АД), псориаз, эссенциальная гипертензия и ишемическая болезнь сердца, ревматоидный артрит, психосоматический тиреотоксикоз, язвенный колит, язвенная болезнь желудка и язва двенадцатиперстной кишки, сахарный диабет, ожирение, "радикулит", мигрень, психологическое бесплодие и привычный выкидыш. А также анализ и коррекция психологической составляющей при эндометриозе, поликистозе, мастопатии, дисменорее, вагинитах и др. гинекологических патологиях; угревой болезни, акне и заболеваниях кожи; аутоиммунных и гормональных патологиях; болезнях жкт, включая гастрит, панкреатит и пр.);
  • неврозам (включая профессиональный невроз, кардионевроз, синдром раздраженного кишечника, "вегетососудистую дистонию", синдром гипервентиляции, а также панические атаки и навязчивые мысли о здоровье, фобии);
  • депрессиям (включая послеродовую депрессию и постпсихоз, маскированные и хронические формы);
  • пограничным состояниям психики и психологическим расстройствам личности.
В мою компетенцию входит психосоматическая диагностика (в чем суть проблемы на соматическом и психологическом уровнях, вероятные причины, терапевтический прогноз психокоррекции); психокоррекция (рекомендации и поиск возможных путей устранения симптома) и психотерапия (качественные изменения личности). А также психологическая поддержка и помощь в сложных жизненных ситуациях, "переломных моментах", процессе лечения и реабилитации, само-восстановления.
2. Как назначить встречу (Skype или программа "Трудный диагноз").

Отправить запрос для работы в Skype (логин lobazova_psihosomat ) с кратким описанием проблемы в самом запросе (во избежание заражения аккаунтов клиентов вредоносными программами, я не контактирую с неподтвержденными запросами и не отвечаю в процессе самой работы. Неподтвержденные в течении 1 месяца запросы удаляются). 
Важно! Многочисленные исследования подтвердили, что психотерапевтические результаты консультирования онлайн не уступают по эффективности очным консультациям, в то время как дают ряд преимуществ в ситуациях когда:

  • Вы стремитесь к особой конфиденциальности относительно работы с психологом клиницистом;
  • Вы живете в другой стране и ищите психотерапевта с которым говорите на одном языке;
  • Вы ограничены физически или организационно (болеете сами или  не можете оставить надолго ребенка);
  • Вы имеете сложности в установлении межличностных контактов, в том числе по причине психологических расстройств;
  • у Вас ограничено время и плотный график или Вы находитесь далеко от психолога территориально;
  • Вы заинтересованы в работе со специалистом редкой специализации;
  • Вы боитесь выходить на улицу, находиться рядом с другими людьми, пользоваться транспортом и пр..
Рабочие часы, которые могут быть свободны мы уточняем в переписке, однако чаще они в промежутке Пн - Пт, утро с 9.00 до 12.30 и вечер с 16.30 до 22.00 (вечернее время - работа по Skype в другом часовом поясе). 
- Записаться в программу медико-психологической реабилитации "Трудный диагноз", для работы с группой специалистов (иммунолог, невролог, психотерапевт, психолог) если Вы живете в Харькове. Участие в программе можно обсудить с врачом по тел.: 050 633 59 77 или тренером-психотерапевтом по тел.: 067 422 50 80. Работа непосредственно с психологом-психотерапевтом начинается только после прохождения краткосрочного курса медико-психологической реабилитации. Подробнее о программе  http://trudnij.diagnoz.tilda.ws/.
3. Как проходят первая и последующие встречи. 

Одноразовая консультация необходима людям, которые столкнувшись с какой-либо проблемой не знают что делать, с чего начать, к кому обратиться, сомневаются есть ли психосоматическая основа в их проблеме или нет и т.д.. Такая встреча носит информационный и разъяснительный характер.
Наиболее распространенные обращения – длительная работа с психологом-психотерапевтом. В таком случае первые 3 встречи представляют из себя знакомство психолога с клиентом, ознакомление с правилами работы и основными понятиями психотерапии, производится сбор анамнеза (изучается история болезни-обследования-лечения, заполняется психосоматический опросник и часть необходимых диагностических методик и т.д.), а также уточняются любые другие вопросы имеющие отношение к процессу взаимодействия для того, чтобы каждая из сторон имела возможность определить подходят они друг другу для длительной работы или нет.


Во время 4 встречи на основании полученной от клиента информации формулируется окончательный запрос (что Вы хотите получить в результате работы), определяются критерии результата (как мы узнаем, что работа продуктивна), выявляются ожидания от процесса взаимодействия и участников. Затем начинается непосредственно работа, форма которой зависит как от личности самого клиента (что приемлемо и возможно), так и от непосредственных причин психосоматических проблем.
После того как работа завершена, в зависимости от договоренности с клиентом, спустя пол года - год психолог может инициировать одноразовую встречу для определения эффективности проделанной работы или в случае необходимости коррекции техник самодиагностики и самопомощи которые клиент использует.
4. Возможные сроки работы с психосоматическими расстройствами и заболеваниями.


Кроме одноразовой консультации, существует 3 основных временных параметра психотерапевтического взаимодействия с психологом-психотерапевтом: краткосрочное, среднесрочное и долгосрочное.


Краткосрочным считается взаимодействие на протяжении 10-12 встреч. За это время клиент может получить необходимую информацию по своему состоянию: психологическую диагностику, прогноз, возможные варианты коррекции и пр. В ряде ситуаций могут быть предложены конкретные методики и техники для устранения или обретения какого-либо навыка. 
Среднесрочное взаимодействие отличается от краткосрочного тем, что предполагает анализ причин того или иного расстройства, так как не устраненная причина способствует проявлению новых симптомов. В процессе такой работы Вы научаетесь самодиагностике психологического состояния и более продуктивным методам его регуляции; техникам работы с вашими симптомами и "слабыми зонами"; получаете исчерпывающую информацию об особенностях работы своего тела и психики; получая обратную связь от специалиста Вы больше узнаете себя и многое сложное ранее становиться простым, внутриличностные конфликты и противоречия находят "компромисс", снижается уровень тревоги и психологического напряжения и пр.. Наиболее оптимальный срок такого взаимодействия около 50 встреч. 
Долгосрочным психотерапевтическим взаимодействием может считаться все, что длится более 1,5 года. Это наиболее частый вариант в работе с психосоматическими проблемами, поскольку природа истинного психосоматического характера достаточно сложна и затрагивает как коррекцию физического тела так и психологическую коррекцию. В связи с тем, что такого рода расстройства и заболевания связаны не просто с историей жизни пациента, а и конкретно с его личностью, его конституциональными особенностями, для достижения значимого результата требуется глубинная работа, связанная с изменениями установок, моделей поведения и пр.. Также долгосрочная психотерапия рекомендована при психологических расстройствах личности и пограничных состояниях психики.
Выбор каждого из 4 вариантов ориентирует клиента на возможный результат (информация-рекомендация-самопомощь-качественное изменение).
5. Количество и время встреч.


Каждая встреча равна 1 астрономическому часу (60 мин.) и проходит 1 раз в неделю. Это оптимальный вариант, поскольку учащение количества и увеличение времени встреч существенно не влияет на результат (не ускоряет процесс изменений). Вся информация о клиенте собирается и обсуждается непосредственно во время работы, т.к. физически невозможно обрабатывать письма, дневники, файлы и интернет ресурсы с дополнительной информацией от каждого клиента ежедневно.


Для клиентов с психологическими расстройствами личности и пограничным расстройством рекомендованный минимум 2 встречи в неделю.
Важно! Острые кризисные ситуации (горе, травма) желательно прорабатывать очно. Если это невозможно, то Вы можете инициировать 2-3 встречи в неделю и отправлять в Skype информацию о своем текущем состоянии в любое время. Как только психологическое состояние стабилизируется, мы переходим в обычный режим - 1 раз в неделю. 


В связи с особенностями психотерапевтического воздействия и особенностями работы нашего мозга, также нежелательными являются пропуски встреч. Если в процессе среднесрочной психотерапии клиент переносит встречу более 2-х раз за 1,5 месяца, я предлагаю проанализировать не является ли такое поведение психологическим сопротивлением, и если нет - рекомендую сделать перерыв в работе.
Клиентам выбравшим путь психотерапии имеет смысл помнить и о терапевтическом феномене "эффекта плато" (после 12-18 встреч) - когда новая информация о симптоме исчерпана, клиент узнал о техниках и получил инструмент для работы с симптомом, начал что-то применять на практике - психике необходимо время для "переработки информации, принятия ее и автоматизации". Возникает ментальная и физиологическая пауза, во время которой кажется что ни с телом ни с мышлением не происходит ничего полезного, клиент как бы стоит на месте и т.д. Это состояние является временным и переломным в отношении психосоматического симптома.
6. Методы работы.

Этиология (причина) того или иного психосоматического расстройства и заболевания напрямую связана с личностными особенностями клиента. Таким образом метод коррекции определяется на основании психосоматической диагностики, поскольку то что подходит Вам может быть абсолютно неприемлемо даже для кого-либо из ваших близких. Однозначно можно сказать лишь то, что методы, которые я использую входят в мою профессиональную компетенцию согласно программе обучения того или иного направления. Основа – аналитическая и поведенческая психотерапия. 


Важно также помнить, что в психотерапии работает не столько метод, сколько сотрудничество между психотерапевтом и клиентом. В связи с тем что в решении психосоматических проблем на поверхность выходят различные защитные механизмы, подсознание стремится удержать и сохранить проблему, сопротивляется и создает путаницу, клиенты часто выбирают методы коррекции, которые априори являются неэффективными. Направления же которые действительно могут помочь, чаще вызывают реакцию отрицания и обесценивания. Чтобы эффективно обходить сопротивление и другие защиты, настраиваясь на длительную работу с психотерапевтом важно удостовериться в том, что это человек которому Вы действительно будете стараться доверять.
Вместе с тем в своей работе я не использую эзотерических методик, биоэнергетических, астрологических, ведических и пр. Также на данный момент я не провожу гипноз, и не использую техник предполагающих телесный контакт.
7. Компетенции специалиста.


В связи с тем что я не веду медицинскую практику, я не устанавливаю медицинский диагноз, не интерпретирую результаты анализов и др.обследований, не назначаю лечение и не отменяю его. Однако, поскольку без этого работа с психосоматикой невозможна, я рекомендую своим клиентам обращаться за диагностикой и обследованием к врачам различных специальностей в городе, в котором клиент проживает.

Также я:
- не выдаю справки и заключения о психическом здоровье и состоянии клиентов, не выступаю экспертом в суде;
- не выступаю экспертом в семейных спорах и не работаю с семейными парами и детьми кроме заявленной программы;
- не работаю с наркотической и алкогольной зависимостями, игроманией;
- не работаю с сексопатологией и расстройством сексуального поведения как основным запросом;
- не работаю для и через 3-х лиц, а только непосредственно с тем и для того, кто обратился за консультацией.
В вариантах сотрудничества со СМИ и различного рода информационными ресурсами, включая канал YouTube и пр., в которых я выступаю в качестве "эксперта", мои рекомендации носят исключительно просветительский и информационный характер и не заменяют обращения к профильному специалисту.
8. Условия встреч скайп консультаций.


Во время консультаций по Skype мы стремимся сделать их максимально приближенными к работе в кабинете психолога-психотерапевта. Для этого осмотрите место, из которого Вы планируете выходить в эфир и представьте, что психотерапевт находится в нем с Вами рядом. Если есть какие-либо преграды такому общению, постарайтесь их устранить (присутствуют ли другие люди или дети в комнате; присутствуют ли животные, которые отвлекают внимание; имеете Вы возможность расслабиться и погрузиться в свои переживания, или Вы общаетесь на ходу; внимательны Вы к диалогу или Вы планируете в процессе встречи проверить почту и перекусить, для экономии времени?). В работе лучше использовать наушники с микрофоном (подойдут наушники от любого телефона). Категорически неприемлемо употребление перед встречей алкоголя, психостимуляторов и сильных транквилизаторов. Если это возможно, лучше воздержаться и от курения во время работы.
Также для достижения эффекта "присутствия" важно заранее убедиться, что ваши камера и микрофон исправны. В связи с тем, что связь не всегда может быть стабильной, имеет смысл рассмотреть варианты "подстраховки" (мобильный интернет, связь по телефону или дополнительное время, для отсрочки сеанса или переноса).
9. Эмоции и чувства клиентов.


В процессе длительного взаимодействия клиент испытывает разные эмоции. О позитивных он сообщает с радостью и без промедления. Испытывая же негативные – старается их скрыть, "отложить на потом", чтобы проанализировать самостоятельно. На самом деле работа психологических защит и чувство дискомфорта, связанного с изменениями может возникать на любом этапе психотерапии. Чем бы оно не было вызвано, его важно не подавить и спрятать, а наоборот озвучить, распознать, интерпретировать и направить в конструктивное русло. О сильных чувствах и эмоциях желательно сообщать психотерапевту сразу, н-р, мне не нравится то-то и то-то, я злюсь когда вы говорите о том-то, меня оскорбляет, раздражает или огорчает то-то, я не готов(а) говорить об этом сейчас, мне кажется вы слишком или недостаточно "..." и т.д. Чем больше доверия во взаимодействии, тем ближе результат. Часто клиенты избегают "конфликтных" диалогов, однако важно помнить, что работа с психотерапевтом это также и возможность "проиграть" различные модели реагирования в безопасной обстановке (быть неудобным без последствий). Если же дискомфорт и негативные чувства присутствуют с самой первой встречи, вероятнее всего Вам необходимо поискать другого специалиста.
10. Условия конфиденциальности.


Любая личная информация, полученная мною от клиента не может быть передана 3-ему лицу (волнующейся маме подростка, партнеру инициировавшему встречу, а так же врачу или психологу, которые интересуются "бывшими" клиентами). Исключение составляет информация о противоправных действиях или ситуациях угрожающих здоровью и жизни клиента. Наличие доверенного лица обсуждается в каждом случае индивидуально. 
В моих статьях и литературных произведениях любая описанная информация подана в таком объеме и изменена таким образом, чтобы сохранить важные для анализа факты, и в то же время не дать возможности идентифицировать по ней клиента. Любой описанный случай - не о вас. 
Вместе с тем техники, упражнения и высылаемые мною опросники, в основном являются авторским продуктом, поэтому также не должны передаваться клиентами третьим лицам.
11. Окончание или перерыв в процессе работы с психосоматическими запросами.


В связи с длительностью психотерапевтического взаимодействия у клиента и психолога-психотерапевта может возникнуть необходимость сделать перерыв (отпуск или другие жизненные обстоятельства). Для этого необходимо оговорить приблизительную дату минимум за 1 неделю, чтобы на время паузы психолог-психотерапевт проговорил вместе с клиентом промежуточный результат и возможные рекомендации для закрепления эффекта психотерапии. В случае если клиент или психотерапевт решают закончить взаимодействие и клиенту важно получить обратную связь о результате и/или процессе психотерапии - также необходимо обсудить это за 1 встречу до предполагаемого завершения. Завершение обязательств по контракту, результаты анализа и тестирований, подведение итогов и оценка эффективности терапии, заключение и рекомендации специалиста должны быть подготовлены психологом заранее.

В случае когда окончание работы не связано с психологическими феноменами (сопротивление, "эффект плато" и пр.), а продиктовано различного рода ограничениями (финансы, время и пр.) или когда психосоматическая проблема решена, а через время возникает другой вопрос, клиент всегда может инициировать продолжение работы с психотерапевтом который уже его знает через любой длительный срок. Ключевая терапевтическая информация о клиенте хранится под его шифром.

12. Условия оплаты и переводов.
Поскольку в психотерапии единицей оплаты считается время, клиент вносит на счет специалиста предоплату за 1 сутки до встречи (расчетный счет или карта банка). В случае когда клиент отменяет или переносит встречу менее чем за 1 сутки - оплата не возвращается. Если встреча отменяется по форс-мажору от психолога-психотерапевта, то следующую по графику клиент оплачивает только 50% от полной стоимости. Переносы по договоренности более чем за 1 сутки возможны при наличии свободного времени.

Дополнительная работа после стандартных 60 минут оплачивается следующим образом: 1 час + от 10 до 30 минут = 1,5 часа, а все что больше 1 час+ 35 минут оплачивается как 2 часа работы. Комиссия банка за перевод оплачивается клиентом. Когда клиент инициирует 2 встречи в неделю, оплата производится со скидкой в 15 % каждой из встреч.

Цена психотерапевтической сессии (60 минут) составляет:
  • Работа с подростками (только угри, ожирение, невроз и депрессия; возраст 14 - 19 лет)-  600₴
  • Психосоматика, неврозы, депрессия и поддержка при лечении соматических болезней - 800₴
  • Психологические расстройства личности, пограничные состояния психики - 1200₴
Для жителей других стран стоимость 1 часа составляет:
  • Помощь эмигранту при депрессии, дезадаптации (первые 5 лет в другой стране), психосоматозах и органных неврозах  - эквивалент 50€ или 60$
  • Психотерапия при расстройствах личности и психологической патологии - эквивалент 70€ или 80$ 
Если Вы не являетесь жителем Украины, до начала работы необходимо определиться с системой перевода и правилами вашего банка. Для удобства клиента и уменьшения процента по переводу допускается:
  • комбинированная предоплата за несколько встреч (однако если клиент "передумал", в связи с существенными финансовыми затратами налогов и двойной конвертации, иностранные переводы клиенту возвращаются частично (все чеки прилагаются));
  • осуществление оплаты в гривне кем-то из родных или близких клиента, проживающих в Украине (по курсу нац.банка в день оплаты).
Каждый год в сентябре - октябре специалистом производится перерасчет стоимости услуг, и цена может измениться в пределах 10-15% для всех действующих контрактов. При заключении новых контрактов (в том числе с постоянными клиентами после длительного перерыва) цена определяется данным соглашением. 


Обратите внимание!
Система PayPal и другие веб-кошельки в Украине не поддерживаются.
Сотрудничество со страховой компанией возможно только через клиента - физическое лицо, оплата от юридических лиц не принимается. 


В связи с тем, что эта статья является обязательной для ознакомления до начала психотерапевтического взаимодействия, она является т.н. "публичным договором" (оферта). Вступление во взаимодействие с психотерапевтом, является подтверждением согласия с написанным (информированное согласие).
___


В своей работе, я всегда стремлюсь к оказанию квалифицированной психолого-психотерапевтической помощи, мои опыт и знания + ваши желание и открытость помогут справиться с самыми сложными недугами.
Если еще остались вопросы - пишите lobazova.psihosomat@gmail.com