суббота, 27 мая 2017 г.

Психосоматика мигрени. Шейная мигрень.

Шейная мигрень является одним из наиболее распространенных видов мигреней. Как и в предыдущей статье мы не будем останавливаться на описании ее симптомов, а больше рассмотрим именно психологические составляющие этого вопроса. Это важно поскольку в отличие от "простой" мигрени относящейся к ситуативной психосоматике, шейная мигрень тесно связана с психофизиологическими особенностями человека, его структурой личности. Вместе с тем, подобно "простой" мигрени шейная также бывает разных типов. С медицинской точки зрения это обусловлено двумя основными направлениями, где проблема может быть связана как с патологией связок и самого позвоночника, так и с патологией мышечного корсета.

Такой вид мигрени в определенном смысле является хроническим, и как в работе с истинной психосоматической патологией основное направление здесь может быть в том, чтобы улучшить качество жизни, уменьшить частоту и степень болей, научиться совладать с причиной и следствием и пр.. Однако важно понимать, что психотерапия не даст клиенту новый позвоночник и новые мышцы, и многое будет зависеть от диеты, спорта, режима сна и отдыха и т.д..

Вместе с тем, психосоматика шейной мигрени заключается в том, что те черты характера, которые присутствуют у клиента во многой степени влияют на запуск и разрешение каждого из приступов. При анализе случаев и с помощью дневника наблюдений мы видим, что до начала головных болей меняется поведение клиента. Одни впадают в состояние беспомощности, уныния, они не видят перспектив в конкретных сферах жизнедеятельности, не чувствуют уверенность в том, что занимаются нужным и полезным делом, то, что они создали кажется им полной ерундой, глупостью и бессмысленностью. Дисбаланс серотонина приводит их к чрезмерному употреблению сладкого, мышечной слабости и субдепрессивному состоянию. Потом наступает черед приступа и лечения, во время которого происходит своего рода перезагрузка системы, внутренние ресурсы активизируются, клиенты "берут себя в руки" и после того как приступ проходит (обычно через несколько дней), они ощущают подъем, прилив энергии, уверенность в себе и желание действовать. Психотерапия помогает таким людям перенести фазу "уверенности в себе" (дает навыки самоанализа и самовосстановления) в до мигреневый период, тем самым не доводя до него. Чем больше клиент практикует работу над собой, тем короче и реже становятся приступы.

При этом они отмечают, что расстояние дней без боли увеличивается, а когда клиенты чувствуют наступление очередного приступа, они начинают использовать техники самоанализа и при успешной проработке случая, вместо 2-3 дней, приступ может пройти в тот же день когда и начинался, или не начаться вовсе. Наличие такой зависимости подтверждает и то, что зачастую когда клиенты отмечают и привыкают к тому что приступы стали легче, считают, что болезнь прошла, перестают соблюдать прописанный "терапевтический режим" и приступы снова возвращаются. Это связано с тем, что шейная мигрень напрямую зависит от конституциональных особенностей человека, которые нельзя изменить, а  можно только поддерживать в заданном тонусе, с помощью психо и физиотерапии.

Другие же клиенты, страдающие шейной мигренью, наоборот проявляют излишнюю ригидность, самоуверенность, они отмечают, что в "до мигреневый" период становятся слишком зациклены на какой-то цели, жизнь теряет краски и все видится с черно-белых позиций "хорошо-плохо", "прав-неправ" и т.д.. Этот тип мигрени чаще характерен для мужчин, т.к. связан с такими особенностями личности как стремление все контролировать и доминировать. Такие люди даже говорят психотерапевту, что "понимают, что они не правы, но какая-то сила заставляет их настаивать на своей точке зрения, а мозг как бы подыгрывая с легкостью подбирает манипулятивные доводы и аргументы за то, что он прав".




Им сложно соблюдать баланс. Даже когда они занимаются физической реабилитацией, именно чрезмерное усердие может приводить к физиологическим предпосылкам развития приступа мигрени. Также они проявляют сложности в том, чтобы вовремя остановиться, уйти в сторону, и часто приступы мигрени разворачиваются тогда, когда на пути к достижению цели постоянно возникают какие-то препятствия. Вместо того, чтобы пересмотреть цель, стратегию и дополнительные переменные, они идут напролом, препятствий становится больше - напряжение усиливается.

При этом шея может дать о себе знать очевидно - случайным неудачным поворотом, неправильным распределением нагрузки, а может и незаметно, как, н-р, одна моя клиентка "сворачивала" себе шею исключительно во сне на ортопедическом матрасе, с "правильной" подушкой, а другая отмечала, что ее как бы протягивает на сквозняке, которого вроде нет, но раз протягивает, значит где-то таки и есть ;).

Для таких клиентов психотерапия в первую очередь помогает подобрать свой личный, индивидуальный "терапевтический режим", который необходимо соблюдать в будущем для поддержания "здорового" состояния и купирования приступов в начальной стадии. Важно понимать, что те модели поведения, которые доводят человека до приступа связаны не с каким-то случайным стрессовым событием, а с психологическими сложностями взаимодействия, которые тянулись за клиентом всю жизнь, начиная от детско-родительских проблем, заканчивая проблемами дезадаптации. В детском возрасте это проявляется в разных историях, н-р, одни клиенты говорят, что они "дружили и с сявками и с ботанами", что с одной стороны можно рассматривать как навыки легко устанавливать контакты. С другой же стороны в совокупности с дополнительной информацией это чаще указывает на то, что ребенку все время приходилось "играть" какие-то роли, подстраиваться, подтверждать свою нужность и значимость, быть удобным для всех и т.д..  И наоборот, некоторые клиенты выбирают модель поведения лидера по причине того, что они не могли найти свое место в коллективе, были аутсайдерми до определенного периода, им постоянно приходилось прикладывать много усилий для того, чтобы обратить на себя внимание и доказать что-либо. Вероятно потому их настоящее состояние нередко ассоциируется с ригидностью, чрезмерностью и гипертрофированным "Я". Задача психотерапии не просто выявить это, а и разобрать, какие модели поведения для конкретного человека являются конструктивными, а  какие деструктивными, и как последние повернуть на свою сторону.

Если человек относится к другому конституциональному типу, но у него также возникают боли в области шеи, чаще всего невропатолог диагностирует головную боль напряжения, которая связана с мышечным спазмом и не является "хронической". Как и в предыдущем случае, все закономерности помогает выявить дневник наблюдения.

Автор: Анастасия Лобазова — психолог-психотерапевт, специалист по психосоматике
Источник: https://psychosomatist.com/psihosomaticheskoe/psihosomatika-migreni-shejnaya-migren/

четверг, 25 мая 2017 г.

Качество жизни психосоматического клиента. Теория психосоматики

Что такое качество жизни в психосоматике?
Улучшение качества жизни клиента с психосоматическими расстройствами, с неизлечимыми заболеваниями, при инвалидности, хронических заболеваниях и истинной психосоматической патологии.
*****
Как записаться на консультацию http://www.psychosomatist.com/nasushhnoe/organizatsionnye-voprosy/
Мой блог посвященный психосоматике http://www.lobazova.com/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/AnastasiyaLobazova/
Разное о психологии и психотерапии http://lobazova-psisom.livejournal.com/

Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles

суббота, 20 мая 2017 г.

"Качество жизни" как критерий психологической коррекции

В лексике медицинского (клинического) психолога или специалиста по психосоматике очень часто можно встретить такое выражение как "улучшение качества жизни". Этот термин имеет много трактовок в социологии, политике, медицине, экономике и пр.. Однако именно в психотерапии психосоматической патологии его значение особенно важно, т.к. зачастую это единственный возможный вариант результата психотерапии. Примером могут служить случаи когда человек заболевает хроническим, неизлечимым и даже смертельным заболеванием. Да, безусловно имеет смысл отдельно обсудить чем может помочь психолог клиенту с неизлечимым заболеванием, однако в данном случае все же остановимся на понятии "качества жизни" как критерии улучшения состояния психосоматического клиента.
Когда мы говорим о "качестве жизни больного" (а психосоматический клиент так или иначе имеет проблемы со здоровьем), мы подразумеваем не только его психоэмоциональное состояние, а и физическое, экономическое, духовное, социальное и т.д.. Ведь если пойти от обратного, то именно ухудшение качества жизни подталкивает клиента обратиться к специалисту.
Возьмем к примеру человека с тревожным расстройством, который испытывает различного рода вегетативные кризы, панические атаки связанные будь-то с кардионеврозом, неврозом желудка, астмой и пр.. Чаще всего он перестает бывать в людных местах (отдых, развлечения, путешествия - все уже не для него), у него возникают проблемы с тем, чтобы добраться до работы и встречаться с коллегами или клиентами, иногда он даже не может пойти в магазин, чтобы купить себе продукты питания. По большому счету активная и некогда радостная жизнь такого человека превращается в постоянный контроль своего состояния и избегания факторов провоцирующих вегетативные кризы.
Так вот то самое пресловутое улучшение качества жизни заключается в том, чтобы после того, как мы смогли определить что поддается коррекции, а что нужно просто понять, принять и освоить, мы помогли клиенту постепенно вернуть то, что придавало бы краски его жизни. Если симптомы стали проявляться реже и короче - это уже улучшение качества жизни. И по нарастающей, чем больше функций и возможностей возобновляется, тем успешнее идет работа по улучшению качества жизни. Стал выходить на улицу - хорошо, стал ездить в транспорте - замечательно, стал общаться с людьми и бывать в людных местах без скорой - вобще отлично, занялся спортом и устроился на лучшую работу - бинго и т.д..
Многое меняется в жизни человека, когда его заболевание неизлечимо. И в данном случае мы можем говорить не только об инвалидности, когда потеря каких-либо функций приводит к ограничениям, а и в целом о хронических заболеваниях и заболеваниях связанных с нашими конституциональными особенностями. В последних случаях зачастую речь идет о том, что своим образом жизни, моделями поведения, психологическими установками и пр., мы можем влиять на частоту и качество симптоматики. Да, мы не можем вылечить орган полностью, однако мы можем научить клиента жить с этим заболеванием так, чтобы его жизнь была максимально приближена к жизни здорового человека. И чем больше функций мы обретаем, тем выше становится то самое качество жизни клиента. При этом важно понимать, что зачастую тревога, страхи, былые травмы и переживания, неудачи и заниженная самооценка, а иногда даже отсутствие качественной информации о болезни пациента, приводит к тому, что он сам погрязает в проблемах и качество жизни не только не улучшается, а  наоборот существенно падает вниз там, где объективно есть множество ресурсов и помогающих вариантов решения проблемы клиента.
В каком-то смысле мы можем сказать, что если в любой из сфер жизнедеятельности что-то становится лучше, то психотерапия уже имеет эффект. И чем сложнее заболевание, тем значимее малейшие изменения в виде нормализации сна, повышения настроения и пр.. Однако у каждого человека свой уровень проработки и соответственно улучшения качества жизни и важно объяснить клиенту, что поддается психологической коррекции, а что нет, т.е. где психотерапия может иметь лечебный эффект, а где просто поддерживающий. И тогда именно с тем, что коррекции не поддается мы научаемся жить максимально эффективно. Начиная от того какие физические программы могут облегчать общее состояние, заканчивая тем, как выстраивать взаимоотношения с другими людьми, когда знаешь, что имеешь определенные физиологические особенности и главное как находить в себе ресурсы для того, чтобы не скатываться в психологическую яму и найти наиболее подходящее своим способностям место в системе мирозданья. В таком случае чем меньше препятствий взаимодействия с социумом становится у человека в связи с заболеванием, и чем меньше вопросов и претензий возникает к самому себе, тем выше уровень качества жизни, включая психоэмоциональное состояние, здоровый отдых, сон и т.д..

пятница, 19 мая 2017 г.

Детская психосоматика. Теория психосоматики.

Причины детской психосоматики:
1. Болезни не имеющие психологических причин.
2. Болезни как реакция на психологический климат в семье
3. Болезни как вторичная выгода
4. Болезни как реакция на табуированные темы (секс, смерть, насилие)
5. Болезни связанные с конституциональными особенностями и родовыми паттернами
6. Болезни как данность
*****
Как записаться на консультацию http://lobazova-psisom.livejournal.com/50209.html
Мой блог посвященный психосоматике http://www.lobazova.com/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/AnastasiyaLobazova/
Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles

четверг, 18 мая 2017 г.

Облысение на фоне привычного стресса. Маскированная депрессия и алопеция.

Как я уже не раз писала, психосоматика по сути очень многогранна. Выбирая одно и то же расстройство или заболевание мы можем рассматривать его с абсолютно разных сторон, как с точки зрения ситуативного стресс фактора, гормонального дисбаланса, конституционального проявления, невротического расстройства, психологической травмы, вторичной выгоды так и с точки зрения соматизированной депрессии и пр.. Эту заметку я хочу посвятить именно описанию нескольких случаев, когда основное заболевание является следствием депрессии. И сначала я очень коротко изложу истории клиентов, а после подведу черту, объединяющую эти случаи. Однако сразу хочу отметить, что эти выводы не могут быть применены ко всем людям, страдающим алопецией, т.к. в следующей заметке, раскрывающей теоретические основы психосоматики облысения, я наоборот буду описывать истории отличающиеся именно этиологией (медицинской причиной и соответственно психологической).

***
Случай 1. Клиентка, 24 - 27 лет, по совокупности факторов: полусирота (отец умер, мать больна и безучастна к дочери), выходит замуж и переезжает в дом мужа с его родителями, в период беременности отношения складываются нормально. Первый стресс - внеплановое кесарево сечение, проблемы с лактацией, послеродовая депрессия. После выписки из роддома отношение свекров меняется, они ограничивают ее общение с ребенком, проявляют различного рода газлайтинг (что она глупая, ненормальная и пр.), заставляют тяжело работать после операции (при том, выполнять глупую и бессмысленную работу) и вскоре ситуация затяжного стресса приводит к очаговой алопеции.  
Случай 2. Клиентка 28 - 34 года, в течении нескольких лет переживает: аборт на позднем сроке по медицинским показаниям; муж спивается; вследствие инфекционного заболевания переносит парез; во время следующей беременности постоянные сохранения и угроза прерывания; тяжелый послеродовый период, ребенок на протяжении 4 лет постоянно болеет чем-то серьезным, и находится под наблюдением - обследованиями, в соблюдении режима, диет и пр.. С мужем разводится, с работы увольняют (т.к. фирма принадлежит родственникам мужа). Живет с матерью и ребенком, подработок частичный, с матерью постоянные конфликты "на ровном месте". Диффузная алопеция.
Случай 3. Клиент 37 - 43 года, поздний ребенок (отец умер от инсульта, мать часто тяжело болеет), на протяжении нескольких лет испытывает кризис самоидентификации; имеет семью, детей, но не имеет собственного жилья; ребенок от первого брака погибает при невыясненных обстоятельствах; работа не приносит удовольствия, многое умеет, но чем хотел бы заниматься толком не знает; попытки частного дела проваливаются; на работе постоянные стрессы и конфликты из-за неисполнительности сотрудников. Алопеция развивается постепенно.
Случай 4. Клиент 32 - 38 лет, подобно предыдущему имеет много разных навыков, но не видит им применения; имеет свой бизнес, который находится в сильной конкуренции, на грани "выживания"; трижды разведен, детей не имеет но очень хочет; без жилья (вклад оставляет бывшим женам); друзья - деловые партнеры. Развивается очаговая алопеция и различные соматоформные расстройства.
Случай 5. Клиентка 28 - 32 года, узнает об измене молодого человека (отношения на расстоянии), на фирме начинается прессинг со стороны руководства ("вы никто и ничто, ни на что не способные, никому не нужные" и пр.), она увольняется. Через время новые отношения, новая измена и новое увольнение (кризис в профессиональной среде).  С бывшими друзьями общение не складывается, т.к. разнятся интересы - подруги замужем, с детьми, у кого нет детей те преуспели в бизнесе и пр.. Без работы, без перспектив в своей профессии, без отношений клиентка переезжает к родителям с которыми плохие отношения (т.к. оплачивать съемную квартиру не может), развивается диффузная алопеция.
Случай 6. Клиентка 28 -34 года, вместе с мужем - молодая пара специалистов новой формации, переезжает из столицы в столицу разных стран в поисках лучшей работы, больших перспектив. В этот период пытается забеременеть, медицинское вмешательство не помогает, узнает об измене мужа, меняет работу на менее оплачиваемую, в усыновлении ребенка получает отказ, отношения с родителями отстраненные.
Случай 7. Клиентка 31 -34 года, вынужденный переселенец, не замужем, теряет дом, работу, друзей, переезжает в другой город по протекции родственников, найти нормальную (обеспечивающую потребности в съеме жилья, лечении, образовании ребенка и пр.) работу не получается, у ребенка ПТСР, перспективы вернуться и наладить что-то нет. Очаговая алопеция.
Случай 8. Клиентка 20 - 24 года, переживает смерть бабушки, которая воспитывала ее вместо матери. Через время умирает подруга, с  которой вместе жили. Развивается канцерофобия. Отношения с мужем "соседские", неоднократные попытки забеременеть проваливаются, на работе козни, непосредственный начальник устроил травлю, и ей грозит увольнение. Очаговая алопеция.
Случай 9. Клиент 28 - 32 года, успешный специалист, трудоголик, имеет несколько работ, которые не приносят удовольствия, материальные блага не мотивируют. Семейная жизнь для "галочки", детей не хочет, друзей нет. Развиваются различного рода соматоформные расстройства, в т.ч. алопеция.
Описанные выше случаи безусловно все разные, вместе с тем есть и то, что объединяет их:
1. Изначально все клиенты успешны, уверены в себе, имеют высокий интеллектуальный потенциал, профессиональные перспективы, поддерживающих близких и т.д.. Однако жизненные обстоятельства складываются так, что они теряют веру в себя, свои способности и возможности и пр.. Чаще к этому приводят ситуации которые от них не зависят, проявляется проблема контроля одновременно в сторону иррационального усиления, и наоборот ослабления там где он важен, они становятся невнимательны, рассеяны, что помогает окружающим усомниться в их компетентности. Со временем и сами клиенты начинают сомневаться в том, что они способны на что-то большее.
 2. Все клиенты имеют сопутствующие психосоматические расстройства, также указывающие на попытки контролировать то, что контролировать не нужно (сердечную деятельность, желудочно-кишечную и пр.).
3. Так или иначе на поверхность выходит травма предательства, унижения, доверия, потери и сложности с установлением контактов.
4. В целом клиенты позитивно настроены, характеризуют себя как "сильную личность", однако на поверхность выходят установки такие как: "не жалуйся, не ябедничай и никто не пожалуется на тебя", "будь сильным, не плач", "у каждого своя боль, но никто ее не показывает", "никто не любит нытиков", "все страдают молча", "сор из избы не выносят", "взялся за дело - доводи до конца", "кругом шарлатаны, только ты сам можешь себя вытянуть" и т.д.. Таким образом, текущие негативные переживания просто вытесняются или подавляются. Присутствует "позитивное мышление" в его негативном значении (притягивание трактовок за уши, обозначение белого черным и пр.). Человек надевает маску "у меня все хорошо".
5. Субъективно клиенты ощущают, что им "идти некуда", "заступиться за них и помочь некому", "друзья-подруги (никто) не понимают", "ситуация безвыходная",  "все перспективы обманчивы", "что не начни, все проваливается" и пр.. Однако в ходе психотерапии обнаруживается, что клиентам была предложена различного рода помощь, которую они не замечали, игнорировали или отказывались, демонстрируя позицию "свои проблемы решаю сам".
6. У всех клиентов присутствует симптоматика депрессивных эпизодов как в прошлом, так и в настоящем, однако к специалистам они не обращались. Обратиться к психотерапевту их мотивирует страх полного облысения и совокупности патологий, которые врачи списывают на "психосоматику", однако на фоне общего состояния безнадежности, беспомощности и отсутствия перспектив работу с психотерапевтом рассматривают чаще как вариант "чтобы знать, что попробовал все, что мог".
7. Внешний вид, дорогое и неприятное лечение, различного рода ограничения способствуют развитию вторичной депрессии и связанных  с ней когнитивных нарушений. Кругозор сужается, проблемы кажутся неразрешимыми, ситуация безвыходной, перспективы и смысл жизни иллюзорными (что не объективно).

Как и при других формах психосоматических патологий развивающихся на фоне депрессивного состояния, в психотерапии таких случаев важным является совместная работа врача и психолога. Так как не меняя установки и поведенческие модели, мы снова приходим к облысению через время. Однако и только работа с психологом не будет эффективной, поскольку в данном случае задействован сильный и длительный гормональный дисбаланс. Как можно отметить из описания случаев, проблемы клиентов накапливаются постепенно, с растяжкой во времени. Это отчасти уводит их от понимания причинно-следственных связей облысения с пережитой травмой. В то же время именно совокупность подавленных и вытесненных переживаний накапливаясь приводит к запуску психосоматической патологии. Однако, как было сказано выше, не каждая алопеция развивается на фоне маскированной депрессии.

суббота, 13 мая 2017 г.

Скрытая депрессия. Теория психосоматики.

На скрытую депрессию может указывать сочетание нижеотмеченных симптомов, которое длится 2 недели и больше:
Когнитивные нарушения (восприятие, память, мышление)
Синдром хронической усталости
Нарушение сна
Нарушение аппетита
Усиление зависимостей
Изменения в "характере" (раздражение, возбуждение)
Ангедония
Фанатичный уход в какую-либо из сфер деятельности (работа, фантазии, общение, соматика)

*****
Как записаться на консультацию http://lobazova-psisom.livejournal.com/50209.html
Мой блог посвященный психосоматике http://www.lobazova.com/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/AnastasiyaLobazova/
Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles

четверг, 11 мая 2017 г.

Психосоматика мигрени. "Простая" мигрень.

Эту статью я начинала писать несколько раз и в каждой новой версии закапывалась и тонула в разнообразии симптомов и причин мигрени. По словам неврологов с которыми я сотрудничаю, всего около 11% цефалгий связано с теми или иными органическими патологиями. Все остальное весьма туманно и непредсказуемо, а потом приходит определенный период, и мигрени мучающие человека на протяжении чуть ли не всей жизни вдруг исчезают также таинственно как появились когда-то. Вероятно это одна из основных причин, по которой мигрень считается психосоматозом. Вторая причина заключается в том, что при мигренях различной этиологии, люди по разному реагируют на специфическое (точечное) лечение, а некоторые не реагируют вообще, в то время как улучшения состояния пациентов в результате психотерапевтических мероприятий наблюдается практически всегда. Поэтому я не буду останавливаться на описании симптомов и соматических причин мигреней. Предлагаю исходить из того, что мигрень дело не шуточное, поэтому тот кто страдает этим недугом имеет не только установленный диагноз, а и подобранные препараты, помогающие облегчать его состояние.
Что же касается общих психологических причин, то популярная психосоматика приучила нас к мысли о том, что мигрень связана с отказом от собственного Я в угоду другим, так как голова ассоциируется с личностью человека. В то же время практика научной психосоматики и работа с людьми в клинике больше склоняется к версии чрезмерного давления на себя и отсутствия субъективного ощущения удовольствия, поскольку голова никогда не болит сама себе (в механизме боли задействованы системы и ткани вокруг, а не мозг непосредственно). А сам факт того, что каждый из видов мигреней может идти по разному противоположному полюсу, всегда добавляет виденье того, что у людей страдающих мигренью расстроена обратная связь с самим собой. Это если очень сильно обобщить. В нашей же практике каждый отдельный вариант развития мигрени предлагает абсолютно разные истории, в чем-то перекликающиеся с официальной "картиной личности больного", а в чем-то существенно расширяющие и уточняющие ее. Я напишу о самых частых видах мигреней в нескольких заметках, эту же начну с самого распространенного случая - мигрени без ауры, не связанной с другими физиологическими симптомами.

Мигрень без ауры
Мигрень без ауры чаще всего связывается с психоэмоциональным перенапряжением, усталостью, поэтому ее нередко путают с болью напряжения. Однако речь идет не о мышечном перенапряжении, а именно о моральной усталости, когда люди длительно носят какую-то проблему в себе, постоянно прокручивают в голове решение, много планируют и напряженно ждут разрешения, боятся не успеть или быть несвоевременными и т.д..
Также у таких клиентов нередко обнаруживаются пробелы с навыками эффективного планирования (они как бы периодами то слишком много берут на себя обязанностей, то наоборот ничего не делают и запускают ход неких рабочих процессов). Нередко нарушена и самооценка (не столько в том, что она занижена, а и в том, что человек переоценивает свои способности, от того и берется за то, что не всегда ему по силам, и на пике подсознательного разрешения этого конфликта "я не справляюсь!" возникает головная боль).
В основном люди с "простой" мигренью не всегда понимают свой ресурс как физический так и психологический, и потому нередко проявляют симптомы зависимости (как от других людей, так и от еды и пр.). Также в процессе психотерапии у них очень часто возникает сложность с тем, чтобы описать свои чувства и переживания, они колеблются с ответом и постоянно выбирают между двумя противоположностями "с одной стороны я чувствую это, так как..., но с другой стороны я чувствую и это, потому что...". Таким людям трудно принимать решения и делать выбор, поэтому они предпочитают идти "по накатанной", покупая одни и те же продукты, одежду, слушая одну и ту же музыку, просматривая одни и те же передачи и фильмы и пр.. Вероятно это один из тех вариантов, когда у человека нарушена связь с самим собой больше вследствие воспитания, чем в следствие врожденных особенностей, черт характера, темперамента и пр.
Вместе с тем нередко именно такой вид боли связан и с пережитым накануне конфликтом, стрессом и ассоциируется с выбросом кортизола. В психологическом плане это обусловлено тем, что по тем или иным причинам у клиента имеются нарушения коммуникативных навыков. Не могу сказать, что это люди, которые подавляют свои потребности и не умеют сказать "нет", т.к. среди случаев действительно повышенной тревожности и избегания конфликта встречались и клиенты, которые наоборот в диалоге ведут себя излишне самоуверенно и даже агрессивно, и нередко сами являются инициаторами столкновения.
Так или иначе мы соотносим "простую" мигрень без ауры не столько с личностными особенностями, сколько с ситуативной психосоматикой, где заболевание проявляется вследствие конкретного события и выученной деструктивной модели поведения. Соответственно в зависимости от того, что стало пусковым моментом и какие поведенческие стратегии применяет клиент, мы подбираем методы психокоррекции. Поскольку возникновение приступов циклично, а не одноразово, нам важно выявить какие конкретно установки и действия заставляют человека так реагировать на выявленную проблему и предлагаем конструктивные варианты их изменения.
При этом сами приступы мигрени в основном приходят не в процессе самого конфликта (как внутри так и межличностного), что больше характерно для головной боли напряжения, а через время, что уводит от осознания клиентом связи с конфликтной ситуацией. В таких моментах (как вообще в диагностике "хронических" головных болей) очень важную роль имеет дневник наблюдения. Именно благодаря ему не только психолог может подтвердить или опровергнуть связь заболевания с определенными жизненными событиями, но и врач может отметить важные диагностические критерии (н-р, какие препараты и как действуют, есть ли связь с продуктами питания, аллергией, какой эффект дают физиотерапевтические мероприятия и пр.).

пятница, 5 мая 2017 г.

Скрытая депрессия. Как распознать?

Не так давно я подготавливала материал по депрессиям, в котором выделила одну особенность скрытых депрессий, которой хочу поделиться и с вами.
В медицине мы часто можем услышать термин маскированная, скрытая и соматизированная депрессия как синонимы. Однако в психологии этот вопрос следует рассматривать иначе. Потому что не каждый психосоматический симптом является депрессией и не каждая скрытая депрессия проявляется в физическом недуге. Поэтому я предлагаю сразу симптомы в виде нераспознанных болей, спазмов и пр. оставить для описания соматизированной депрессии. Скрытая же депрессия очень хитра и коварна именно в том, что ее не так просто распознать, и в отличие от соматизированной она проявляется именно в психофизиологической симптоматике.
Такой человек может быть в достаточно позитивном и приподнятом настроении, вести активный образ жизни, строить планы на будущее, видеть перспективы, верить в себя свои силы и прочее, прочее, прочее. И в чем тогда проблема и почему на этом стоит останавливаться? А проблема в том, что такой вид депрессии относится к эндогенным - вызванным внутренним состоянием клиента, а не внешними обстоятельствами, и ассоциированный с гормональным дисбалансом и когнитивными расстройствами (т.е. скрытая депрессия это просто медленное и смазанное начало чего-то большего). И эндогенные депрессии одни из первых в группе суицидального риска (что конечно же всегда будет продолжать удивлять близких - "как же так, у него все было хорошо, никаких проблем, он был такой жизнерадостный...").
Так на что же обратить внимание если мы подозреваем скрытую депрессию?
1. Когнитивные нарушения
Такие клиенты часто отмечают снижение умственной работоспособности, жалуются на память и на то, что им стало тяжело концентрироваться на чем-либо, на то, что им стало сложнее оперировать данными - сложнее анализировать, подбирать слова, они могут путаться в цифрах. Также такие клиенты могут жаловаться на коммуникативные сложности, на то, что последнее время на работе или дома их часто не так понимают, не так интерпретируют его слова, после чего начинаются конфликты на тему "кто что и как сказал и что это значило" и т.д.. У детей, которые раньше хорошо учились в школе вдруг резко падает успеваемость, они соврешают глупые и нелепые ошибки, которые не могут после объяснить.
2. Синдром хронической усталости
Часто клиенты отмечают что просыпаются как бы уставшие и лишь ближе к вечеру они "приходят в себя". В целом основная жалоба сводится к тому, что раньше за один и тот же промежуток времени они могли сделать больше, но теперь тот же самый вид деятельности требует от них гораздо больших усилий и не приносит былого удовольствия от выполненной задачи.
3. Нарушение сна
Нарушениям сна в работе со скрытыми депрессиями уделяется особое внимание, т.к. многие исследователи считают это одной из основных проблем развития депрессивного состояния. Кроме того, что человек может многократно пробуждаться, а сон носить поверхностный характер, важно уточнить снятся ли клиенту сны. Так как существенные изменения в психике и поведении чаще связаны именно с недостаточным пребыванием в фазе быстрого сна (сновидений).
 4. Нарушение аппетита
Нарушения аппетита могут проявится как в сторону его усиления так и наоборот. Поэтому основной критерий заключается именно в том, что клиент сравнивает себя с тем как было раньше ("обычно было так, но теперь все изменилось"). Также клиенты могут выделить особенности пристрастия к какому-то определенному продукту, например, к сладостям и усилению жажды (чаще всего это признак гормонального дисбаланса и нарушения обмена веществ).
5. Усиление зависимостей
Клиенты отмечают, что стали больше выкуривать сигарет или чаще выпивать алкоголь, энергетики, медикаменты и пр., больше времени проводить за компьютерными играми. 
6. Изменения в "характере"
Повышается раздражительность, клиенты становятся несдержанными. Настроение может меняться также как в сторону снижения так и в сторону возбуждения - основной критерий заключается в том, что клиент отмечает то, что его настроение в целом стало другим, не таким как раньше. Резкой и необъяснимой может быть смена настроения у детей.
7. Ангедония
Один из главных признаков депрессивного расстройства - снижение способности ощущать удовольствие. На фоне повышенной социальной и физической активности, человек отмечает, что все то, что приносило радость раньше уже так не радует - "вроде все то, да не то".
8. Фанатичный уход в какую-либо из сфер деятельности
Уход в работу проявляется в излишнем трудоголизме, уход в фантазии - в книги, сериалы, путешествия и пр., уход в контакты проявляется в формировании групп по интересам и фанатичном следовании основной идее и интересам этой группы- все, кто придерживаются другой, отличной точки зрения, являются людьми "неправильного сорта". И вот собственно следующим этапом можно выделить тот самый уход в соматические проявления, т.е. переход депрессии в соматизированную форму.

Как и в целом при депрессии, сочетание этих симптомов на протяжении двух недель и больше, указывают на необходимость проконсультироваться у специалиста. Необходимость в дифференциальной диагностике и особое внимание в данном случае привлекают на себя подростки.

четверг, 4 мая 2017 г.

Ипохондрия и психосоматика. Теория психосоматики.

В психологическом контексте ипохондрия семейный диагноз, так как в анализе случаев всегда есть родной или близкий человек с которым нарушена коммуникация. Зачастую это проблема одиночества, предательства, депривации, отсутствия близости и взаимопонимания в детском возрасте и травмы отвержения. Может иметь свои корни в переживаниях тянущихся из детства, однако может быть и следствием пережитого стресса в зрелом возрасте.

В медицинском контексте ипохондрия всегда связана с органическими изменениями, гормональным дисбалансом и может быть одним из ранних признаков психопатологии, поэтому клиента ипохондрика всегда важно направить на консультацию к психиатру.
*****
Как записаться на консультацию http://lobazova-psisom.livejournal.com/50209.html
Мой блог посвященный психосоматике http://www.lobazova.com/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/AnastasiyaLobazova/
Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles