понедельник, 26 февраля 2018 г.

Преддиабет - психосоматический симптом начала диабета. Психосоматика "начальников"



Иногда преддиабет путают с неврозом. Врачи направляют пациента от одного специалиста к другому и не лечат, поскольку это еще не диабет. Пациент также не спешит что-либо менять, т.к. раз не лечат значит еще не все так плохо. Перестраивать образ жизни ему сложно, потому что преддиабет имеет психосоматическую основу и паранозическую вторичную выгоду (когда природа вытеснения неосознанна и происходит на почве внутриличностного конфликта). Не решая этот вопрос, вскоре развивается диабет 2 типа.
Дневник анализа психосоматического симптома https://www.youtube.com/watch?v=v-cKCq3PMg0&t=551s
Видео о вторичной выгоде https://www.youtube.com/watch?v=zJM4E7I9bJI&t=115s
 *****
Как записаться на консультацию http://psychosomatist.com/nasushhnoe/organizatsionnye-voprosy/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/PsychologistPsychosomatic
Разное о психологии и психотерапии http://lobazova-psisom.livejournal.com/
Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles

пятница, 23 февраля 2018 г.

Что такое "психосоматика рака"? Если не обида, то в чем проблема психоонкологии?


В поисках психологических "причин" рака, невозможно обойтись простыми тезисами и метафорами. Статья, которую я написала получилась очень большой, поэтому я разделила ее на две части. Первая, как бы обзорная, говорит о том, какая связь существует между нашей психикой и развитием онкологии. Вторая более конкретно останавливается на психологических типах людей, которых мы чаще всего встречаем в работе с тяжелыми заболеваниями.
Условно мы можем выделить несколько механизмов влияющих на запуск механизма "саморазрушения" - депрессию (первичную и вторичную), невроз и травму, ситуативную психосоматику (острый конфликт, стресс) и истинную (связанную с нашим психотипом).
Стрессовые события
В свое время в основных фундаментальных трудах по психоонкологии врачи уделяли особое внимание так называемой "шкале стрессовых событий Холмса-Раге". Смысл заключался в том, что в ходе психологического анализа жизненной истории пациентов было обнаружено, что большинство онкологических больных за некоторое время до развития заболевания испытывали какое-либо сильное душевное потрясение. При этом опираясь на учение о хорошем и плохом стрессе (эустресс и дистресс по Г.Селье) в этот чек-лист вошли не только объективно негативные события такие как смерть близкого, развод, переезд и т.д., а и события на первый взгляд вызывающие положительные эмоции - свадьба, рождение ребенка, примирение супругов и пр.. Поскольку оценивать ситуацию как хорошую или плохую мы можем лишь субъективно, в то время как для организма стресс (сильное изменение стимула) всегда остается стрессом, который активизирует систему адаптации с сопутствующими гормональными "взрывами". По итогу этого опросника мы могли спрогнозировать вероятность развития соматических болезней (чем больше стресса = тем выше балл = тем больше шансов заболеть (как кортизол подавляет иммунитет много описано в сети)).
Психосоматическая же модель пошла немного дальше, поскольку одно и то же событие ранит людей по-разному. Психотерапевты стали делать упор не столько на количество набранных баллов, сколько на качественную оценку психотравмирующих ситуаций, не исключая общеизвестные механизмы психологической защиты (вытеснение, рационализация... а в работе с патологиями последних лет возможно уже нужно выделить и специфический механизм защиты "позитивного мышления", объединяющий в себе сразу несколько).
Почему мы связываем стресс фактор с онкологией? Как говорилось ранее, информация о "самоуничтожении" организма заложена в нас генетически. Когда в жизни человека начинают преобладать различного рода стрессы, конфликты, проблемы и вроде бы мелкие неурядицы, которые не находят разрядки, быстрого разрешения и компенсации, рано или поздно человек начинает тяготится таким положением психологически, а физически его организм постоянно вырабатывает гормон стресса, существенно влияющий на иммунитет. Но почему именно рак, а не сердечно-сосудистые заболевания, н-р? Отходя от темы, на самом деле по статистике люди гораздо чаще умирают от инфарктов и инсультов, однако.
Одна из основных ошибок, которую чаще всего допускают в работе с психосоматикой сводится к тому, что психосоматику рассматривают как односторонний процесс - психологическую проблему приводящую к болезни. На самом же деле в психосоматике психическое и физиологическое постоянно взаимодействуют и влияют друг на друга. Мы живем в реальном физическом теле, в котором работают реальные, порой независимые от нас физические законы. И первое, что важно понимать, что для того, чтобы заболевание сложилось таким какое оно есть, пазл должен собраться из нескольких факторов.
Когда мы берем историю болезни, и видим в ней генетическую предрасположенность к онкологическим заболеваниям + когда мы отмечаем употребление в больших количествах пищи содержащей так называемые канцерогены + когда мы отмечаем то, что человек живет в определенной экологически неблагоприятной зоне, радиационной + когда мы наблюдаем другие элементы саморазрушающего поведения (алкоголь, курение, самолечение медикаментами, режим нагрузок (насилия) над своим телом) и + когда мы отмечаем проблемы психологического характера, только тогда мы можем говорить о том, что риск действительно высок.
Психологический фактор в данном случае мы рассматриваем как разрешающий. Ведь на самом деле в организме каждого из нас постоянно находятся те самые недозревшие беспрерывно делящиеся клетки. Но и принцип гомеостаза рассчитан на то, чтобы не допустить увеличение их количества, ежесекундно наш организм трудиться над тем, чтобы сохранить здоровое состояние (как ОС в вашем компьютере, внутреннюю часть которой вы видеть не видели, знать не знаете как она работает, но она работает). И в какой-то момент программа дает сбой и начинает пропускать эти клетки, иммунитет перестает рассматривать их как ненормальные, опасные, почему? Ведь даже если информация заложена генетически, должно же что-то случиться, чтобы ее раскрыть? Обычно это происходит под влиянием различного рода событий, которые условно можно обозначить как внутреннее ощущение того, что жизнь окончена и не имеет смысла.
Депрессия
Часто пациенты с онкологией сравнивают свою жизнь с образом барона Мюнхаузена, который вытягивает себя из болота за косичку. Кроме того, что их попытки кажутся им никчемными, они говорят, что просто устали от того, что им постоянно нужно себя тянуть. Раньше депрессию связывали только с реакцией на само заболевание и лечение. Однако истории пациентов показали, что часто заболеванием может возникнуть на фоне самой депрессии. Как вторичной, когда психологическое расстройство появляется на фоне какого-то заболевания (н-р, одна женщина долго не могла восстановиться после перенесенного инсульта, и через пол года у нее диагностировали рак. При этом она отмечала, что "пятно" на груди, которое оказалось его проявлением она наблюдала у маммолога много лет и никаких вопросов оно не вызывало. Другая женщина работала тренером по аэробике и получив травму ноги, чем дольше проходило лечение и очевиднее становилось, что нога не восстановится, тем больше ее самочувствие ухудшалось и через время у нее также диагностировали РМЖ). Так и первичной, когда в анамнезе пациентов с онкологией мы видим, что ранее они лечились от депрессии. Более того, экспериментальные исследования показали, что у людей страдающих депрессией в крови повышен уровень белка, который участвует в образовании раковых клеток и распространении метостазов в организме.
При этом одна из версий по которой онкологию причисляют к так называемым психосоматозам, опирается именно на тот факт, что часто психосоматические заболевания являются ничем иным, как проявлением соматизированной (скрытой, маскированной) депрессии. Тогда внешне человек ведет активный образ жизни, а в глубине души испытывает разочарование собой и жизнью, бесперспективность и бессмысленность. Здесь же просматривается связь с теориями, которые представляют онкологию, как сублимированный вид социально приемлемого суицида (если по статистике около 70% пациентов с эндогенной депрессией высказывают мысль о суициде, а к активным действиям переходит около 15%, то такая версия вполне вероятна - не видя смысла в жизни, но и опасаясь суицида реального подсознательно человек дает "команду" своему организму на "самоликвидацию").
Невроз и психологическая травма
Еще один вариант который мы видим в практике, хоть и не у всех пациентов, но он также важен, мы соотносим с психологической травмой. Я объединяю это с неврозом, потому что чаще травма, которую мы помним, но блокируем на эмоциональном уровне, чаще проявляется в органных неврозах и здесь мы скорее будем работать не с онкологией, а с канцерофобией. Травма же вытесненная, подавленная представляет большую проблему. Получается что у человека есть некий травматический опыт (в основном различного рода насилия, в том числе морального), подавленный, скрытый и вытесненный, но вдруг происходит какая-то ситуация, которая его актуализирует, какие-то ассоциации пробуждают воспоминание о событии. По сути травма была настолько сильна, что психика не нашла другого механизма кроме как ее вытеснить, но теперь когда человек повзрослел у него появляется как бы вторая попытка. Забыть обратно ситуацию он не сможет и если за прошедшее время от момента травмы он наработал психологический ресурс, это воспоминание скорее сублимируется в какой-то органный нервоз (неосознанную попытку контролировать). Если же механизма проработать эту травму нет, мы снова приходим к тому, что жизнь уже никогда не будет прежней, он никогда не сможет это забыть и примириться, значит такая жизнь обречена на "пожизненные страдания". Есть ли в ней смысл?
При этом в психотерапии таких пациентов важно обращать внимание на деструктивную связку "обида-прощение". На первый взгляд кажется все логично - человек вспомнил нечто "ужасное", всем сразу стало понятно что корень беды в детской травме насилия, и для того, чтобы вылечиться от рака нужно срочно простить тирана и будет счастье. Но счастья не будет. Потому что прощение предполагает разделение ответственности (я обиделся - я простил). В то время как провокация чувства вины может только усугубить состояние (раз виноват, значит мне поделом). Поэтому акцент важно делать наоборот на снятие вины с пациента и переработку травматического опыта (ориентируясь на состояние самочувствия).
Ситуативная психосоматика
Нередко бывают такие случаи, когда заболевание возникает как бы случайно, спонтанно, без каких-либо длительных страданий и предпосылок. Мы это связываем с так называемой ситуативной психосоматикой, когда в жизни человека происходит сильный конфликт, фрустрирующая ситуация, шок, которые как бы выбивают его из состояния равновесия. Некоторые пациенты даже могут отметить, что в этот момент они подумали, что "жизнь окончена" (автомобильная авария, нападение) или что "при таком ходе дел все было зря и не имеет смысла", "лучше умереть, чем переносить этот позор", "больше верить некому и один я не вытяну" и пр.. Вскоре волна негодования проходит, человек находит инструмент для решения проблемы, но пусковой крючок уже спущен. Тогда в процессе психотерапии он не видит никакой связи между конфликтом и заболеванием, потому что считает раз ситуация разрешилась то и проблемы нет. Такие случаи чаще имеют благоприятный исход и минимальный риск рецидивов. Можно долго подозревать, что клиент что-то утаивает, ведь не может быть, чтобы у человека все хорошо и хорошо и вдруг онкология. На самом деле может.
Последнее время все больше мы можем встретить информации о том, что онкологию считают хроническим заболеванием. Кроме ситуативной психосоматики, для большинства случаев это справедливо, поскольку факторы способствующие развитию заболевания есть всегда рядом (как психологические так и физические). Тело уже знает механизм и схемы как сублимировать внутриличностный конфликт, где находятся необходимые механизмы "саморазрушения" и т.д. Поэтому в качестве профилактики рецидивов, нам важно понять где наши слабые стороны и периодически активно их укреплять.
Истинная психосоматика
Не дающая всем покоя, поскольку это именно тот фактор, который мы можем привязать к чертам личности пациента и его внешности. Более подробно я описала эти типажи в другой статье. Однако здесь отмечу, что поскольку истинную психосоматику мы соотносим с конституциональными особенностями (то, что заложено в нас природой и не меняется), чаще это и наводит на мысль о том, что у онкологии есть связь с какими-то чувствами, чертами характера, органами и пр.. Ведь действительно мы отмечаем, что, н-р, у людей астенического телосложения часто бывает рак кожи, легких и пр., но это связано не столько с проблемами человека, как с его личностью. К слову, говоря о том какую расшифровку или значение в психосоматике имеет тот или иной орган, сразу могу ответить, что чаще никакую). В стационаре люди с одним и тем же диагнозом имеют абсолютно разные характеры и психологические проблемы, это вам подтвердит любой онколог.
"Выбор локации опухоли" больше связан: с конституционально слабым органом (где тонко, там и рвется - иногда мы говорим о риске рака груди женщины у матери которой была опухоль, но женщина может унаследовать конституцию отца и наш прогноз не оправдается, и наоборот); с перечисленными выше канцерогенными факторами (если человек курит, то выше вероятность поражения горла и легких, если злоупотребляет медикаментами и нездоровой пищей - желудка, но и это не закон и рассматривается с другими составляющими); с гормональным дисбалансом, в частности с особенностями выработки нейромидиаторов того или иного человека в конкретный момент времени (каждому человеку нужно разное количество гормона, чтобы проявить ту или иную эмоцию и по большому счету хоть это и зависит от конституции, но и связано с тем, что происходит в жизни человека) и даже с возрастом (каждый орган имеет свою историю развития - обновления и разрушения, поэтому в разном периоде разные клетки могут делиться более интенсивно) или непосредственной травмой органа (часто пациенты указывают на то, что до развития опухоли эта область была травмирована (застудил, ударил, разбил, сломал), но речь идет о травме не как о причине онкологии, а как о локализации, не нужно путать).
Вместе с тем и черты характера, то по сути продиктованы именно конституциональным типом нервной деятельности (см.темперамент). И когда мы говорим о характерологических сходствах пациентов с тем или иным диагнозом, мы описываем именно те самые портреты личности, о которых поговорим в следующей статье.
Автор: Анастасия Лобазова, психолог-психотерапевт, специалист по психосоматике.
Продолжение http://www.lobazova.com/2018/03/psihologiya-klientov-s-onkologiei-rakom.html




среда, 14 февраля 2018 г.

Зона комфорта в психосоматике. Выходить или оставаться? Что такое зона комфорта?


В психотерапии понятие «зоны комфорта» предполагает под собой именно ту зону предсказуемости, когда человек несмотря на то, что вокруг происходит нечто плохое, научается с этой проблемой совладать, избегая, отсрочивая и мобилизуя защитные функции организма для противостояния стресс фактору.

Психотерапевтический элемент «выхода из зоны комфорта» заключается в расширении кругозора, получении объективной информации, овладении навыками эффективного взаимодействия и достижении необходимого для каждого конкретного индивидуума результата, наработке конструктивных моделей поведения и т.д..

*****
Как записаться на консультацию http://psychosomatist.com/nasushhnoe/organizatsionnye-voprosy/
Мой блог посвященный психосоматике http://www.lobazova.com/
Подборка материалов по здоровой и патологической психосоматике https://www.facebook.com/AnastasiyaLobazova/
Разное о психологии и психотерапии http://lobazova-psisom.livejournal.com/
Мои статьи на тему "Психосоматика" https://psy-practice.com/Lobazova_Anastasiya/#tab-articles

понедельник, 5 февраля 2018 г.

Онкология которая не имеет связи с обидой

Да, конечно, я посещаю различные конференции, слушаю выступления коллег и читаю книги и даже статьи в интернете. Да, конечно, уже неоднократно мы обсуждали, как негативные эмоции влияют на наше здоровье. Да, конечно, как бы парадигма того что психологической причиной онкологии принято считать обиду закрепилась в умах многих давно и надолго. Но факт состоит в том, что это не так. И когда об этом говорят онкологи, нам проще сказать "что они понимают в психосоматике!?", чем разобраться что происходит с человеком на самом деле. В следующей статье мы поговорим о множестве причин по которым у того или иного человека "включаются программы самоуничтожения". Поскольку при этом душа каждого пациента болит особенно, о чем-то своем, только ему одному понятном. Но нигде и никогда мы не сможем выделить обиду как специфическое пред- онкологическое чувство.

А ведь как было бы просто и здорово назначить какую-либо эмоцию или чувство ответственными за наше здоровье! Тогда мы бы избавились от болезней раз и навсегда. Мы просто брали бы ту эмоцию, прорабатывали ее с психотерапевтом, если совсем сложно меняли бы ее с помощью медикаментов влияя на биохимию мозга, и вуаля, нет эмоции - нет болезни. Но по факту ничего такого не происходит, вероятно именно потому что нет той самой единой причины, той самой ответственной эмоции.

Почему так просто привязать обиду к онкологическим патологиям?
Потому что: 1- она негативна, 2 - есть в анамнезе всегда и у всех (не ошибешься), 3 - представляется сложнопреодолимой и 4 - всегда имеет свою историю.
Последнее подмечено очень точно, поскольку обидой раньше называлось как раз само событие, а не реакция и тем более не чувство. Так приступая к работе с психосоматикой мы всегда найдем у человека негативную историю, связанную с обидой, искоренить которую будет практически невозможно. Как же так?

Что происходит на самом деле?
А на самом деле обида в психологическом смысле это не более чем эмоциональная реакция, возникающая сразу за тем или иным фрустрирующим событием. Мы имели какие-то представления и ожидания (в том числе о справедливости, правильности и пр.), но случилась ситуация, которая их разрушила (чем значимее, тем больнее), и нет никакой возможности ситуацию склеить, отменить, провернуть обратно, в то время как и отказаться от своих убеждений в тот момент сложно.

Или по другому, столкнувшись с неожиданной неприятной сменой стимула, организм распознает ситуацию как стрессовую, угрожающую и для скорейшей адаптации выбрасывает большое количество кортизола (кулаки и губы сжимаются, сердцебиение усиливается, дыхание сбивается и т.д.). Если "обиженный" не в депрессии и уровень серотонина в достатке, то блокировать кортизол поспешит мелатонин, мы поплачем и успокоимся.

По сути все что будет происходит потом является ничем иным, как выученной моделью поведенческой реакции на фрустрирующие обстоятельства. Т.е. как наши родители научили нас реагировать на проблемы и с ними справляться (потому часто обиду называют выученной реакцией). Кто-то найдет другое занятие или иную возможность получить то, что не получилось. Кто-то скажет подобное заклинанию "сам дурак" или "я не сто долларов, чтобы всем нравиться", если ситуация обиды имела отношение к личностным качествам. Кто-то возьмет ситуацию обиды на вооружение и с ее помощью будет пытаться вызвать чувство вины у "обидчика" (который и не обидчик по сути, а просто человек который не соответствовал нашим ожиданиям в том или ином вопросе). И, к слову, обидо- манипуляторы очень редко болеют психосоматическими заболеваниями. Кто-то же застрянет в ситуации, если в его арсенале так и не найдется инструмента для решения тех или иных жизненных вопросов.

Факт состоит в том, что обида уже состоялась и проиграть ее заново мы не сможем, так как нет эффекта неожиданности, мы уже знаем исход. Недаром изначально обидой считалось само произошедшее событие. Мы можем испытывать досаду, если что-то не получилось, разочарование, если другой человек повел себя иначе, чем мы хотели, злость и раздражение, если ситуация не терпит отлагательств и т.д.. Для того чтобы справиться со своими переживаниями человек держит ситуацию в голове до тех пор, пока не найдет "противоядие".

Что это нам дает?
Изначально это как минимум дает понимание, почему несмотря на то, что обиды есть у всех, не все болеют онкологией. Более того, как я писала в других заметках, очень часто онкология случается у людей, которых мы могли бы охарактеризовать как добрых, отзывчивых, толерантных и т.д.

Если мы говорим о психотерапии, важно понимать, что с одной стороны проблема может прятаться там, где в ситуации обиды (фрустрации) в организме была нехватка серотонина, т.е. депрессивное расстройство. С другой стороны, важно понимать, что нет такого чувства "обида", а обида это реакция (спонтанная и кратковременная) на фрустрирующее событие. Там где она зафиксировалась у человека нет механизма преодоления, нет элементарных социальных навыков, есть проблема самовосприятия, ригидность мышления, ограниченный набор установок и т.д. Чем больше разных случаев фрустрирует клиента, тем меньше его арсенал адекватных техник совладания и взаимодействия с окружающим миром.

По сути когда мы зацикливаемся на "прощении", мы в каком-то смысле переливаем "из пустого в порожнее", теряя драгоценное время. Если ситуация обиды используется как манипуляция - это путь к органным неврозам (сублимация потребности контролировать неконтролируемое). Если клиент подавляет гнев, страх и прочее (что мы оживляем в мозге, вспоминая ситуацию обиды), это с большей вероятностью проявиться в заболеваниях конкретных органов (хотя с чего бы там взяться заболеванию если серотонин в достатке?). Более того, если клиент не имел запроса на "прощение обиды" до того как встретился с психологом, ситуация вообще получается странная. Уверенные в том, что обида причина онкологии, мы начинаем ворошить негативные воспоминания, человек злится, тревожиться, читай вырабатывает норэпинефрин (ведь мозг реагирует на воспоминания также как если бы конфликт происходил здесь и сейчас). Он в свою очередь способствует развитию раковых клеток и угнетает иммунитет, а радостные раковые клетки спешат выработать цитокины, которые угнетают психику и провоцируют депрессию... Вобщем какая-то нездоровая психотерапия как по мне.

Серьезная же проблема появляется тогда, когда человек не совладает с собой, не вписывается в свою же картину мира (а ситуации обиды обналичивают это). Я неслучайно использовала термин "самоуничтожения", так как последние исследования все больше склоняются к тому, что онкологические заболевания заложены в нас генетически (см. феноптоз). И в следующей статье я расскажу какие чаще всего психологические механизмы встречаются у тяжелобольных (не только у онкологических, как я уже говорила нет специфических связей между конкретными чувствами и конкретными заболеваниями), а также попробую провести параллель с психологическими механизмами самоуничтожения - утраты или отказа от собственного Я.  И тогда станет понятнее, почему т.н. "смертельные" заболевания мы рассматриваем как точку бифуркации личности, как поворотный момент разделяющий жизнь на состояния "До" и "После".

Автор: Анастасия Лобазова, специалист по психосоматике, психолог-психотерапевт.